TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Нас посетило 38 млн. человек | Чем занимались русские 4000 лет назад?

| Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Повести и романы

19 декабря 2020 года

ИСА КАМАРИ

(Сингапур)

Перевод Виктора Погадаева

(Translated by Victor Pogadaev)

 

Предисловие Татьяны Фирсовой

 

От переводчика

 

Хотел бы представить повесть «Чик-чирик». Ее автор сингапурский писатель Иса Камари (малайск. Isa Kamari) (р. 19 мая 1960, Сингапур), пишущий на малайском языке, лауреат Литературной премии Юго-Восточной Азии (2006). По профессии архитектор - в 1988 г. окончил Национальный университет Сингапура. В 2008 г. защитил магистерскую диссертацию по малайской литературе в Национальном университете Малайзии. Пишет повести, рассказы, стихи, эссе, сценарии для телевидения и пьесы для театра. Мастер исторического романа. Опубликовал восемь повестей, два сборника рассказов и шесть сборников стихов. Обладает музыкальным дарованием - участник музыкального трио Sirrfillsirr, исполняющего духовную (суфистскую) музыку и выпустившего два альбома.

Повесть «ИСА КАМАРИ» - первое произведение автора, написанное на английском языке, сочетает традиционное повествование в стиле малайского шаира (поэмы) с современной темой. Действие романа разворачивается в Парке птиц Сингапура, международном туристическом центре и знаменитом птичьем заповеднике. Через диалог сингапурского дедушки и его внука автор размышляет о проблемах существования человека, его отношений с природой и животным миром. В повествование вплетена известная персидская легенда о Фениксе - Симурге (символе Всевышнего), с которым птицы парка мечтают встретиться. В этой повести Иса Камари выступает не только как талантливый писатель, но и как вдумчивый философ. Предисловие написала талантливая журналистка Татьяна Фирсова, уже знакомая читателям «Русского переплета».

 

О добре и справедливости

 

Перед вами — редкое для современного российского книгоиздания произведение, написанное на  английском языке известным сингапурским автором Исой Камари, представляюшим целую плеяду малайских литераторов этой страны. В русском переводе, сделанным большим знатоком и сподвижником малайской литературы, познакомившим российского читателя со многими поэтами, писателями, деятелями культуры и искусства Малайзии, профессором Виктором Погадаевым, книга получила забавное название «ИСА КАМАРИ». Созданная в стиле аллегорического шаира (поэмы) -литературной формы повествования, берущей начало в ХIХ веке, она является вольным и одновременно современным прочтение книги персидского автора Фаридаддина Аттара, повествующей о странствии птиц в поисках Феникса - Симурга ( символ Всевышнего) и содержащей множество бесед с пернатыми странниками их предводителя — Удода. Не лишним будет отметить, что этот сюжет очень популярен и в малайской классической литературе.

Главный герой дед Джати, положивший всю свою сознательную жизнь на создание парка диковинных для Сингапура птиц, приводит своего подрастающего внука Илхама не просто познакомиться с плодами своих трудов, показать красоту, многообразие и поэтичность пернатых, но на примере их сосуществования постараться объяснить сложность и порядок окружающего человека мира, не морализируя, не с помощью дидактики, а проводя аналогии из жизни прекрасных, почти сказочных обитателей парка.

Его внук — успешный поглотитель знаний деда. Он, как теперь принято говорить, продвинутый ученик, схватывающий все на лету и успевающий пройти за несколько часов, проведенных в парке, значительный путь от маленького ребенка, желающего разбогатеть и стать «королем» или «президентом» до понимания практически взрослого человека, что есть в жизни вопросы и поважнее  - доброта, справедливость, забота о благополучии людей и их счастье... И эти уроки нравственности дает ему не только  старик, исполнивший свой «долг перед жизнью» и не всегда, кстати, верно поступавший, но и сами птицы. Они также главные герои этой книги и, несомненно, участвуют в перерождении мальчика в юношу, начавшего серьезно задумываться о жизни...

  Всякий перевод художественной литературы с языка на язык представляет собой сложный процесс, в котором не должен потеряться ни художественный замысел автора, ни структура текста и повествования, ни язык, полный понятий, колорита и красоты пишущего на нем. Я думаю, что именно поэтому книга с легким названием «ИСА КАМАРИ» не была простой для ее переводчика. Но результат оказался прекрасным. И на русском языке вещь, созданная Исой Камари, осталась столь же поэтичной, полной мудрости и свежего взгляда на мир. Именно такого, как говорится в ее эпиграфе:

                           Пусть солнце принесет тебе новую энергию днем.

                           Пусть Луна нежно восстановит твои силы ночью.

                           Пусть дождь смоет твои заботы,

                           Пусть ветер вдохнет в тебя твердость.,

                          Пусть легко пройдешь ты по земле и познаешь ее красоту в течение всех дней своей жизни.

Татьяна Фирсова,

член Союза журналистов России

 

ЧИК-ЧИРИК

А рабами Милостивого являются те, которые ступают по земле смиренно, а когда невежды обращаются к ним, они говорят: "Мир!"

Коран 25:63

Пусть солнце принесет тебе

новую энергию днем,

Пусть Луна нежно восстановит

твои силы ночью,

Пусть дождь смоет

твои заботы,

Пусть ветер вдохнет в тебя

твердость,

Пусть легко пройдешь ты

по земле и познаешь ее

красоту в течение всех дней

своей жизни.

Благословение апачей

 

 

Пролог

Он ушел. Он умер в 3.18 утра в центральной больнице Сингапура. Скончался от тяжелой пневмонии. Ему был девяносто один год.

«Я провел большую часть своей жизни, создавая этот Парк птиц. Мне больше нечего делать. Что я получил в конце жизни? Успешный парк птиц. А что я отдал за него? Свою жизнь».

О его смерти нигде не сообщалось, но стая из тридцати птиц следовала за кортежем на его последнем пути.

*

-Почему я здесь, дедушка? - Илхам хмурится, едва передвигая ноги.

Солнце взошло над деревьями. Он смотрит на тень своего дедушки.

-Тебе не нравится смотреть на птиц?

-Это скучно. Я не люблю птиц.

-Птицы интересные. Они учат нас летать.

Они идут к воротам Парка птиц.

-Но у нас нет крыльев!

- У Бёрдмена есть. Тебе не нравится Бёрдмен?

Илхам останавливается и смотрит на Джати. Он не знает,

удивляться ему или раздражаться. В конце концов решает продолжить диалог.

-Мне больше нравится Супермен. Он очень сильный и может летать.

-Да, люди могут летать.

-Но Супермен не человек.

-Разве он не превосходен?

-Да он просто мультик.

-Да, мультик, который тебе нравится и которому ты веришь, не так ли? В любом случае, спасибо, что сопровождаешь меня. Я купил тебе несколько шоколадок.

Джати достает их из своей сумки и дает Илхаму. Заметив, что они ему нравятся, он чуть улыбается.

- Я всё-таки не понимаю, почему ты привел меня сюда, дедушка. Здесь что, есть Супербёрд?

Джати поднимает брови и закатывает глаза. «Это удивление или ожидание», - удивляется Илхам.

-Сейчас школьные каникулы, Илхам. Мне тоже нужен перерыв.

-Но ты же не студент. Ты на пенсии.

-Я все еще учусь.

Они проходят через площадь, украшенную четырьмя арками

красочных орхидей в полном цвету. У ворот группа шумных студентов, ждущих своей очереди, чтобы войти в Парк птиц. Джати и Илхам присоединяются к ним.

-Посмотри, какие красивые орхидеи, Илхам. Как в раю.

-Ты был в раю, дедушка? А где же тогда здесь ангелы?

-Нет, я там не был. Ты такой смышленый и дерзкий... Кстати,

Илхам, а кем бы ты хотел стать, когда вырастешь?

 

-Добро пожаловать, друзья мои птицы. Я - Удод, проводник к королю

Соломону. Я верный его посланник, достигший Царства Савского. Моё пение восхищает царя Соломона. Его Величество всегда улыбается, услышав меня. Я награжден Короной Чести.

Птицы слушают в тишине. Мириады цветов пышно разрослись у подножия холма. Повсюду буйная зелень. Небольшой водопад ласкает склон холма и образует поток, который устремляется в долину.

- О, дикая сорока! Подними голову! Пой о величии Бога. Как и Муса, ты видела издалека Огонь за склонами Синая.

Добро пожаловать, попугай! На тебе красивейший наряд.

Красное кольцо на нем от адова Огня. Но сама зеленая одежда - из рая.

Привет тебе, банкивский петух! Твоя походка привлекает всех, кто

на тебя смотрит. Встань и иди счастливо. И думай о наградах истинного Пути.

Мир тебе, о, благородный Орел. У тебя острый взгляд. Но как долго ты будешь оставаться жестоким и голодным в погоне за своей мечтой?

Приветствую тебя, хохлатый Бюльбюль. Пой свои песни, чарующие сердца, пой во имя страданий Любви.

Привет тебе, павлин из Райского сада с восемью вратами. Ты пострадал из-за семиглавого змея. Ты был обманут блеском Желания и изгнан из рая навсегда.

Добро пожаловать, горлица, голубь, сокол, райская птица и все остальные благородные пернатые родственники. Сегодня мы начинаем

конференцию!

 

Илхам все еще суетится, когда они входят в Парк птиц. Веселые крики блестящих какаду не в силах поднять его настроение. Джати спрашивает, хочет ли он сфотографироваться с ними. Илхам качает головой. Он показывает на плакат, где изображены пингвины на побережье моря и португальский галеон. Илхам кривляется. Джати смеётся. Они идут дальше.

Они видят трамвайчик, стоящий у остановки возле входа в парк. Многие спешат сесть в вагон, не дожидаясь, когда выйдут приехавшие

пассажиры. Джати указывает на трамвай. Илхам снова качает головой. Джати вздыхает, но продолжает улыбаться.

Они идут к расположенному рядом пруду, где обитает стая

карибских розовых фламинго. Их громкие и пронзительные крики оживляют весь пруд. Статуя большого белого орла, стоящая на скале, покрытой папоротниками, как бы охраняет край пруда.

Илхам удивляется, почему фламинго не боятся присутствия орла: он ведь выглядит угрожающе. Возможно, они не осознают угрозы с его стороны. Статуя орла повернута спиной к пруду. Или, возможно, это связано с их жизненным опытом: изображения не опасны.

- Ну, разве фламинго не прекрасны, Илхам?

- Они счастливы, дедушка?

- Они полны жизни и здоровья. Служащие Парка птиц кормят их хорошо.

Розовые фламинго движутся к тенистой части пруда возле кустов пандануса по мере того, как люди подходят близко к краю, отмеченному зарослями высокого тростника и дикого перца. Глаза Илхама сверкают, когда он понимает, что фламинго боятся людей.

 

- Не подходи слишком близко к ним, Пинки.

- Почему, мама?

- Люди опасны.

- Но они нас кормят.

- Они бросают еду в нас.

- Почему я не могу взять еду из их рук?

- Так уж заведено, Пинки. Нам не следует ничего менять. Жизнь в этом пруду вполне приемлема.

- Но я хочу жить в большом пруду. Здесь тесно.

- Тише. Говорить так опасно. Нельзя, чтобы другие фламинго услышали тебя.

 

Илхам разворачивает шоколадку и надкусывает ее. Он осматривается, отламывает маленький кусочек и бросает его в сторону фламинго, когда никто не видит. Птицы не реагируют. «Их что, обучены не принимать пищу у чужих», - удивляется Илхам.

- Вкусно?

- Очень вкусно, дедушка. Но птицам не нравится. Ты хочешь немного?

Джати сияет, увидев, что настроение внука улучшилось. Илхам дает ему кусочек, и они наслаждаются лакомством.

- Дедушка?

- Да, Илхам.

- Пожалуйста, не смейся, хорошо?

- Почему я должен смеяться?

- Ты спрашивал меня, кем я хочу быть, верно? Хм. Так я скажу тебе: я хочу стать королем!

- Королём? Ты же знаешь, у нас нет королей в Сингапуре. Ну, по крайней мере, сейчас.

- Тогда я хотел бы стать президентом!

- Это прекрасно! Почему ты хочешь быть президентом?

- Я хочу, чтобы другие смотрели на меня как на человека великого

и благородного.

- Ну, это хорошее желание, Илхам, быть благородным.

Цикады стрекочут в кустах, создавая ощущение дикой природы в искусственном ландшафте. Фламинго покачивают своими длинными шеями в танце. Некоторые стоят, балансируя на одной ноге. Их головы остаются опущенными. Своими печальными глазами смотрят они на свое собственное отражение на темной поверхности пруда, не переставая издавать пронзительные звуки.

Молодой розовый фламинго осторожно идет к краю пруда. Его мать быстро оказывается перед ним и подталкивает его длинной шеей, чтобы вернуть в стаю. Молодой фламинго смотрит на Илхама. Он пытается расправить крылья. Мать быстро накрывает его своим крылом.

Они проходят мимо смоковницы в другую часть пруда, который является домом для нескольких видов уток. Выводок утят гуськом идет за своей матерью. Они поднимаются по каменному выступу и шествуют позади тростника и кустов дикого ямса, окружающих пруд, который связан протокой с близлежащим озером. Глядя на утят, Илхам задается вопросом, является ли их зависимость от матери такой же, как и верность ей.

Илхам видит большую статую павлина рядом с зарослями папоротника у дороги возле озера. Ему кажется это странным. Скорее здесь можно было бы ожидать гуляющих живых павлинов.

В центре озера находится остров, на котором видны стаи больших фламинго и аистов. Их белые перья резко контрастируют с густой зеленью. Песчаный остров усыпан опавшими перьями и ветками деревьев. И еще на земле можно было видеть несколько гнезд.

Это время кормления. Хранитель птиц в высоких черных сапогах приносит в ведрах рыбу и креветки, которые он бросает фламинго, аистам и уткам. Шумные и пронзительные вопли, крики и кряканье птиц заглушают болтовню школьников, сидящих на террасе ресторана «Певчие птицы», находящегося на другом берегу озера. Большой баньян с его завесой из длинных воздушных корней закрывает тенью большую часть пруда и его обитателей. Кусты панданусов, папоротников, дикого перца и синего имбиря обильно растут под его укрытием.

Яркое солнце бьет в глаза Илхаму. Он поднимает голову и вдруг видит молодого фламинго, грациозно летящего над кустами и осторожно приземляющегося на острове, чтобы присоединиться к трапезе вместе с большими фламинго, аистами и утками. Его присутствие, кажется, не беспокоит ни других пернатых, ни хранителя птиц. Молодой фламинго взмахивает своими изысканными крыльями, оглядывая свой новый дом счастливыми глазами.

Илхам довольно улыбается. Он тянет Джати за руку и ведет его по дощатому настилу к павильону у края озера. Джати рад, что Илхам начинает проявлять некоторый интерес к тому, что его окружает. Они садятся на скамейку и смотрят на то, что делают птицы. Душистый аромат пандануса разносится ветерком и заглушает болотистый запах озера и сырой земли.

Джати это хорошо помнит. Район, где теперь расположен Парк птиц, когда-то был мангровым болотом у реки Джуронг. Но сейчас это захватывающий туристический объект мирового уровня, который посещают люди со всего земного шара. Многие, кто слышал об этом успешном парке, приезжают изучать его дизайн, развитие и управление.

- Дедушка, ведь президент самый главный в стране? И если я стану им, то буду самым благородным, верно, дедушка?

- Есть много тех, кто благороднее президента.

 

- О, благородные птицы! Как вы знаете, я Удод, который участвует в этом священном квесте с незапамятных времен. Я - посланник Невидимой Вселенной. Я обладаю знаниями Бога и Секретами Творения. На моем клюве

вырезано Его имя. Но мне все еще неспокойно, потому что меня переполняет Любовь к Королю!

Я знаю нашего Короля. Но я не могу найти Его в одиночку. Я прошу

Вас принять участие в этом путешествии. Идемте! Оставьте ваши сомнения и гордость. Следуйте за мной!

Наш король величайший в мире. Его обитель находится на горе Каф.

Его зовут Симук. Он король всех птиц. Он близок к нам. Но мы далеки от Него. Вы слышали историю его пера, которое упало в Китае? Весь мир

пылал Его Пламенем Красоты.

Собравшиеся птицы приветствуют речь удода чириканьем, свистом и энергичным похлопыванием крыльями. Хохлатый бульбуль, смотревший на него с обожанием, первым выступает вперед. Он полон страсти, звучащей в его мелодичных трелях.

- Весь день я пою песни о любви. Я пробуждаю желание среди роз и между возлюбленными. Когда любовь покоряет мое сердце, мое пение похоже на ревущий во мне океан. Моя любовь к розе так велика, что я забываю о себе. Путешествие в поисках Симука мне не под силу. Мне вполне хватает розы. Пока она цветет для меня, я не знаю тоски.

Удод пристально смотрит на Хохлатого бульбуля и отвечает:

- Ты не хочешь идти, потому что очарован внешней красотой. Она беспокоит и ошеломляет тебя. Любовь розы полна шипов. Хотя она очаровательна, ее красота недолговечна: она пропадет, ​​как только роза завянет, и лепестки ее упадут на землю. Не будь рабом проходящей любви.

Птицы неистово чирикают и свистят, услышав ответ удода. Они презирают хохлатого бульбюля, который, в свою очередь, испытывает разочарование в отношении других птиц. Он тихо сидит на кончике ветки, погрузившись в грустные раздумья.

Милый попугай торжественно выходит вперед и предстает перед удодом следующим. Склонив голову, он тихо говорит:

- Я - Попугай. Посмотри на меня! Разве я не привлекателен? Настолько, что презренные люди держат меня в золотой клетке. Мне не хватает жизненной энергии. Поэтому мне нужен Источник Живой Воды Хидра. Я слишком слаб, чтобы поднять свои крылья и отправиться на поиски Симука. Мне вполне хватило бы Источника Живой Воды

Удод несколько раз качает головой. Его перья топорщатся на ветру. Его веерообразный хохолок из девятнадцати прядей остаётся элегантно поднятым ввысь.

- О, Попугай, который не мечтает о Счастье! Тот, кто не хочет освободиться от клетки, - не настоящее существо. Жизнь дана, чтобы ты мог найти Благородного Друга, чтобы твоя душа не была одинокой. Давай, вступай на Путь!

Другие птицы также упрекают попугая. Пристыженный и почти

в слезах, попугай забивается в угол, опустив низко голову.

 

Они пересекают подъездную дорогу к детской площадке «Игры птиц». На ней водный аттракцион, представляющий собой огромное опрокидывающееся ведро с водой, и летучую лисицу, которая мчит детей к сухому месту площадки. Рядом с детской площадкой киоск «Шарик мороженого», на фасаде которого большие, но не работающие часы. Здесь

посетителей ждет обширный ассортимент мороженого разнообразных

ароматов. Стоимость каждого шарика примерно в пять раз дороже тех, что продаются за пределами Парка птиц. Но дети и взрослые все равно любят покупать здесь, и поэтому возле киоска всегда оживленно.

Джати спрашивает Илхама, не хочет ли он присоединиться к другим детям и съесть немного мороженого. Илхам говорит ему, что они пришли сюда, чтобы посмотреть на птиц. Джати, улыбнувшись, снова подумал про себя, какой у него упрямый и своенравный внук.

Они минуют арену ястребов рядом с детской площадкой, так как

время представления еще не наступило, и входят на площадку

какаду, попугаев и ар.

Илхам никогда еще не видел такое обилие цвета на небольшом пространстве. Ему не нравится толчея, шумные крики, шипение и визг

птиц в клетках; от этого у него начинает болеть голова. Он просит

дедушку побыстрее уйти оттуда.

Джати не удивлен. Он знает, что Илхама нелегко пленить внешней красотой. Он не обычный одиннадцатилетний мальчик. Конечно, по поведению, стремлениям и желаниям он еще мальчишка, но у него

острый и пытливый ум. И все учителя хвалят его за ненасытную жажду к чтению и знаниям.

- Могу ли я стать благороднее президента, дедушка?

- Если сильно захочешь, то уверен, что сможешь, Илхам.

- Но я не уверен, дедушка.

Следующий участок озера населён пеликанами. По сравнению с фламинго и аистами, пеликаны относительно спокойны. Они двигаются непринужденно и с достоинством, словно достигли душевного спокойствия. А, может, они просто апатичны, или им скучно. Джати останавливается, делает глубокий вдох и закрывает глаза. В своей белой рубашке, с двойном подбородком и с заторможенностью от жары он похож на пеликана. Еле сдерживая хихиканье, Илхам тем не менее смотрит на него с уважением. Он не хочет нарушить его душевное спокойствие.

Джати чувствует, что Илхам ждет его реакции. Он приходит в себя после краткой медитации и приглашает Илхама сесть в павильон рядом со сценой, где устраиваются представления пеликанов. Но время шоу еще не наступило. Они смотрят, как рыба плавает в аквариуме рядом с павильоном. Илхаму интересно знать, участвуют ли рыбы в представлении с пеликанами. Ведь тогда их судьба предрешена. Он считает ужасным, что чья-то смерть может стать частью развлечения.

- Илхам, ты не должен сомневаться в себе. Ты должен быть смелым и свободным, как птицы. Расправить крылья, завоевать мир. Лететь высоко в небе.

- Но, дедушка, я вижу, что многие птицы заперты в клетках.

Джати улыбается. Он знает, что с Илхамом нелегко разговаривать. Он в некотором роде мечтатель и имеет своеобразную привычку полностью облекать свои мысли в предложения, прежде чем произнести их. Это заставляет других думать и говорить, как и он, целыми предложениями. У многих не хватает терпения для этого. Поэтому у него было не очень много друзей.

Они шествуют к соседнему Лебединому озеру. Несколько пар белых и черных лебедей изящно скользят по озеру, украшенному двумя фонтанами. Огромное дождевое дерево растет на острове посреди озера и отбрасывает мрачную тень на поверхность воды. «Должно быть, надо приложить немало усилий, чтобы ежедневно очищать поверхность воды от многочисленных и крошечных сухих листьев и цветочных прядей», - думает Илхам.

Он замечает, что один из черных лебедей выглядит больным. Часть

его тела лишена перьев. Он удивляется, почему ему позволяют здесь оставаться. Больной лебедь держится на краю озера, в то время как другие играют друг с другом, скользя по спокойной поверхности воды. Один из белых лебедей, однако, решает приблизиться к нему.

 

- Почему ты продолжаешь мучить себя? - спрашивает белый лебедь.

- Я должен пройти через эту боль, чтобы быть свободным, - отвечает ему больной черный.

- Почему ты протестуешь и считаешь, что мы не свободны?

- Ты что, слепой? Неужели еда и забота заставляют тебя забыть

о границах озера, которое является тюрьмой для всех нас? - парирует он слабым фырканьем.

- Озеро - это защищенность и безопасность. Мы не должны выходить за этот край. Разве ты не видел, как недавно Павлин погиб под трамваем? Он свободно разгуливал по тропинке и подъездной дороге, но всегда был в опасности. Люди также бегали за ним и бросали в него камни.

- И они построили ему статую в память о его трагической судьбе. Разве ты не видишь, что люди постоянно запугивают нас?

- Здесь мы в безопасности и живы. Я счастлив. Посмотри на мои пышные перья. Я хочу жить в довольстве, в то время как ты в ловушке своих грез и ​​продолжаешь голодать.

- Я должен показать им, что я несчастен.

- Почему ты хочешь казаться обездоленным? Это разрушительно для тебя, ибо заставляет тебя только мучиться.

- Вот увидишь, когда-нибудь я буду свободным. И перья у меня будут красивее и гламурнее, чем у павлина.

- Это все мечты. Ты всегда будешь черным. Почему ты не можешь принять это и быть этим доволен? Ты хочешь отказаться от настоящего ради невидимого и неопределенного будущего. У людей нет к нам жалости. Они заберут тебя отсюда и усыпят, если ты будешь слишком больным.

- Я не изменю своей мечте. Это вы живете иллюзиями.

-Ты стал неудачником и плохо влияешь на других.

Черный лебедь плывет в другой конец озера.

Его хрупкое тело дрожит на ветру.

 

-Эти птицы не верят в себя, Илхам.

-О, теперь я, кажется, понимаю.

Внезапно на берегу озера появляется человечек в зеленом одеянии. Он машет правой рукой Илхаму. В левой руке у него стебель белого лотоса. Илхам поражен и нервно берет Джати за руку.

- Кто это, дедушка? - спрашивает Илхам дрожащим голосом. Джати поворачивает голову туда, куда показывает Илхам.

- Где?

- Он был там, дедушка. Но теперь исчез.

 

Павлин выступает вперед, демонстрируя свои великолепные перья. Прежде чем предстать перед удодом, он несколько раз поворачивается, чтобы другие могли им повосхищаться.

- Я - Павлин. Я как архангел Гавриил среди птиц, но вы не должны завидовать мне. Я подружился со змеем в этом земном раю. Я удовлетворяю свои желания так, как считаю нужным. Именно поэтому я пал в немилость, и меня изгнали из сада. Мои ноги прикованы к этому миру. Я не смогу добраться до дворца Симука. Достаточно и того, что я у его дверей. Мне вполне хватает земного рая.

Удод несколько раз подпрыгивает, прежде чем устроиться снова на земле в центре стаи птиц. Он явно взволнован и повышает свой голос, чтобы его могла слышать каждая птица.

- Привет, Павлин! Ты сбился с истинного пути. Королевский дворец грандиознее твоего земного рая. Дворец - это обитель, которая предлагает передышку спокойным сердцам. Это Станция Души, где живет Истина. Земной рай – лишь крохотная капля в Океане Совершенства. Заходи во дворец. Не оставайся у дверей!

Павлин отходит в сторону с высоко поднятым клювом. Он снова с гордостью распускает свои сверкающие перья. Другие птицы очарованы его великолепием.

Затем, бросая вызов ожиданиям любой из птиц, внезапно появляется утка. Она боязливо ковыляет к удоду и низко опустив голову, нервно крякает.

- Я самая чистая из всех вас. Мои ноги каждодневно касаются водного молитвенного коврика. Я в постоянном покаянии. Вода смывает все мои заботы. Я всегда с водой. Вся жизнь приходит из воды. Поэтому я не люблю сушу. Как я смогу пройти через долины в поисках Симука? Мне вполне хватает воды. У меня нет тоски по Симуку.

- О, Утка, которая поддается чарам воды. Вода полезна только тем, у кого чистые лица. Если ты относишься к таковым, то тебе повезло. Но как долго ты будешь оставаться чистой и незапятнанной, как вода? Твои лапы и тело в конце концов будут запачканы грязью!

Утка несколько раз медленно кивает головой и вразвалку уходит прочь

с опущенными глазами.

 

- Ты лишь президентом хочешь стать?

- Почему ты спрашиваешь, дедушка?

- Ты еще молод. Сейчас ты хочешь стать президентом, а когда

вырастешь, может быть, захочешь быть кем-нибудь еще.

- А президент богат, дедушка?

- Ну вот, теперь ты говоришь о богатстве. Ты что, больше не хочешь быть президентом?

- Если президент беден, я не хочу им быть.

- Ну, президент Сингапура зарабатывает около двух миллионов долларов ежегодно.

- Около двух миллионов? Вот это да! Я все-таки хочу стать президентом, дедушка!

- Есть много людей, которые богаче президента.

- Я не жадный, дедушка. Хватит и того, что получает президент.

Они переходят к вольеру «Драгоценности джунглей». Красочные

и причудливые солнечные попугаи, бирюзовые котинги, сереброклювые танагры, краснохохлые кардиналовые овсянки и зеленые саи населяют вольер. Но Илхама как-то больше привлекают обычные утки в ленивом ручье в окружении банановых зарослей и красочных цветов геликонии. Он заинтригован также доской, на которой вывешено меню для обитателей джунглей, состоящее из яблок, бананов, груш, папайи, проса, различных семян, сверчков и поливитаминов. Считаясь «драгоценностями джунглей», эти лишенные свободы птицы окружены неустанной заботой со стороны работников парка.

- Дедушка, а у птиц корм одинаковый?

- Нет, нет.

- Почему нет?

- Их еда отличается, как и цвет их перьев.

- Значит, к ним относятся по-разному?

- Ухаживают за ними одинаково хорошо и предоставляют им одинаковые возможности.

- Возможности?

- Ну, работники Парка птиц внимательно наблюдают за каждой птицей. Тех, которые проявляют особый талант, например, умеют красиво петь или делать эффектные трюки, обучают для выступления в шоу. Им уделяется дополнительное внимание.

- И кормят их получше?

- Это для них своего рода награда.

- А что с теми, которые тупые или не имеют никаких талантов?

- Они остаются в клетках.

Рядом с вольером «Драгоценности джунглей» находится Центр открытия птиц. Джати предлагает Илхаму посмотреть, что там, но тот отказывается входить. Говорит, что предпочитает смотреть живых птиц, пусть даже в клетках.

Илхам видит трех молодых монахов в ярких шафрановых одеждах, выходящих из Центра открытий. Он спрашивает себя, что монахи делают в Парке птиц. Как они себя чувствуют, видя птиц в клетках? Они здесь для того, чтобы оплакивать судьбу птиц или молиться за них? Их яркие мантии явно контрастируют с пышной зеленью парка.

Затем он осознает еще одну странную вещь. В Парке птиц всего лишь несколько цветущих растений. Пока он видел только дождевые деревья с

цветами, опадающими каждый вечер в пять часов, и жесткие геликонии

в вольерах, которые дают нектар для некоторых видов птиц. Единственное место, где он заметил буйство разноцветных орхидей, - это площадь перед входом, да и то цветы эти лишь для украшения. Неудивительно, что вокруг не видно никаких бабочек. Он поражен степенью контроля здесь над питанием птиц.

Затем они проходят мимо вольера нанду, эму, казуаров и страусов. Только загородка из бревен и ветвей деревьев отделяют их от птиц. У этих не умеющих летать птиц большие крепкие ноги. Один из страусов привычно прячет голову в ямку в земле рядом с дикорастущим коричным деревом.

 

- Эй, трус! Напряги свои мозги!

- Не мешай мне, Казуар. Я медитирую.

- Медитируешь, бог мой! Почему ты боишься взглянуть на людей?

- Они хуже всех. Я видел, как они пытали некоторых из нас.

- Но ты позволяешь им ездить на себе, Страус. И тебе, кажется, нравятся гонки.

- Что я могу поделать? Они будут бить меня, если я откажусь участвовать в гонках.

- Ты можешь убежать.

- Куда? На каждом шагу заборы. А как насчет тебя? У тебя тоже сильные ноги. Почему ты не убегаешь?

- Я древний, как динозавр. Моя жизнь в прошлом. Я потерял умение летать. Однажды я потеряю и способность бегать.

- Итак, теперь ты понимаешь, почему я всегда прячу голову в землю. Слишком больно видеть, во что мы превратились.

- Я больше не вижу и не чувствую боли.

- Я думаю, что видишь, но не хочешь в этом признаваться.

- Но я не прячу голову в землю.

 

Илхам и Джати подходят к высокому вольеру с прочным наклонным забором, неровным скалистым интерьером и большими деревянными пнями. Это дом для нескольких видов хищных птиц, таких как орлы, ястребы, соколы, коршуны и стервятники. Они выглядят свирепо. Илхам держится подальше от забора.

- Ты уверен, что тебе хватит двух миллионов долларов?

- Более чем достаточно, дедушка. Я все равно не смогу потратить все это. Мой учитель религии говорит, что, в конце концов, бесполезно иметь столько денег. Мы не можем унести их с собой в могилу. Даже если бы я мог, моя могила была бы набита ими. И кто-нибудь выкопает и украдет их!

- Ты учишься быть неприхотливым.

- Нет, дедушка, это не так. Я все-таки хочу быть очень богатым.

 

- Эй, Стервятник, посмотри на этих людей! Ты не хочешь вырвать им глаза и разорвать их на куски?

- Они еще живы. Я ем только мертвечину.

- Иногда мне кажется, что их сердца мертвы.

- Мне тоже. Но они умеют развлекаться. И они действительно смеются над тобой, Ястреб. Ты выступаешь для них.

- Да, жизнь для них – не что иное, как шоу. К сожалению, я часть этого.

- Но я тебе завидую. По крайней мере, вы выбираешься из этой клетки и летаешь.

- Не знаю, почему я подчиняюсь и всегда возвращаюсь к ним на руку. Мне кажется, что если я этого не сделаю, то у меня закружится голова.

- Ты должен когда-нибудь во время полета воссоединиться с небом и снова услышать язык облаков.

- Я не знаю, могу ли, да и хочу ли это сделать. Сейчас я - развлечение для них. Как это ни странно, но мне как-то даже нравится быть в центре внимания. А ты, почему ты не делаешь никаких трюков? Люди могут заметить тебя и включить в шоу.

- Я символ смерти. Я не доставляю им удовольствия. Они меня боятся. Вот почему я остаюсь в этой проклятой тюрьме.

- Да, но смерть необходима и хороша. Мы устраняем больных и слабых животных. Мы убиваем, чтобы лучшие из нас могли процветать.

- Однако, всё это в прошлом. Сейчас мы в этой клетке.

 

В этот момент зеленый человек снова появляется рядом с оградой. Он выглядит счастливым и хлопает в ладоши. Затем он машет рукой. Илхам нервно машет ему в ответ.

Джати удивлен выходкой Илхама.

- Эй, Илхам, кому это ты машешь?

- Этому человечку, дедушка.

- Какому человечку?

- Этому улыбающемуся зеленому человечку.

- Где? Я его не вижу, - с тревогой говорит Джати.

- Ты не видишь его? Возможно, ты не веришь себе, дедушка.

Джати качает головой. Илхам пожимает плечами в ответ.

Внезапно раздается странный и громкий звук взмаха гигантских крыльев. Пыль и засохшие листья поднимаются в воздух с земли и подъездной дороги.

Прак-пак-пак-пак-пак-пак!

Большой участок парка возле вольера хищных птиц темнеет. Затем за хлопающим звуком крыльев слышится пронзительный крик.

Нгиааккк! Нгиааккк! Нгиааккк! Нгиааккк!

Джати и Илхам осматриваются, чтобы найти источник этого угрожающего крика. Птицы - и в клетках, и на свободе - чирикают и кричат, создавая невыносимый шум и гам в этом месте.

Зеленый человечек прыгает от радости. Илхам изумленно наблюдает за ним.

Джати, который присел на корточки, закрыв голову руками, медленно встает. Его лицо бледнеет.

- Ты слышишь это, дедушка? Что это за шум?

- Это, должно быть, очень большая птица: шум такой громкий и резкий. О-о-о! Это страшно. Пойдем, пойдем куда-нибудь еще!

Зеленый человечек молча следует за ними вверх по склону холма. В страхе и спешке они пропускают посещение находящегося рядом вольера с африканским водопадом.

 

Сова планирует и приземляется перед удодом. Она выглядит немного сконфуженной.

- Позвольте мне сказать. Я - Сова. Я предпочитаю жить в старых домах. Я родилась и жила в заброшенном доме. Я нахожу мир и спокойствие в таких местах. Мне комфортно жить одной и дружить с ночью. Я думаю, что в заброшенных домах есть сокровища. Я верю, что любовь к Симуку -это не сказка. Но я слаба. Я могу видеть только ночью. Я лишь мечтаю о тени сокровищ, спрятанных в старых домах.

Удод снова вздыхает и поднимает голову. И сразу же закрывает свои глаза.

- Сова, ты опьянена любовью к сокровищам. Ты уверена, что найдешь их? Как долго ты проживешь? Ты наверняка умрешь на груде сокровищ, о которых постоянно мечтаешь, но которые никогда не найдешь. И не успеешь оглянуться, как уйдет твоя жизнь. Даже ночь покинет тебя, и ты уже никогда не встретишь рассвета и не почувствуешь тепла дня.

Следующим появляется сокол с высоко поднятой головой, как воин. Лицо у него строгое и серьезное. Он толкает сову, стоящую на его пути.

- Я - Сокол. Мне всегда завязывают глаза, чтобы я гордо мог сидеть на руке моего короля. Я самый верный в точном и безупречном исполнении своих обязанностей. Я не вижу необходимости встречаться с Симуком даже во сне, а тем более искать Его. Я доволен рисовым шариком, которым кормит меня рука моего короля. Я счастлив охотиться для него.

Удод тяжело вздыхает и качает головой. Он обвиняюще показывает одним своим крылом на сокола.

- О, Сокол, ты просто слепец. Ты видишь лишь физическую оболочку и не понимаешь Сущности. Симука следует искать хотя бы из-за исключительности Его Личности. Его слава как Короля огромна. Но ты этого не видишь, потому что не думаешь ни о чем, кроме охоты. Пойми, ты просто игрушка. Ты раб человека, которого называешь своим королем.

Сокол сердится на удода за его слова и свирепо хмурится. Каждая птица замечает раздражение избранным посланником, но, увы, никто не осмеливается бросить ему вызов. Сокол взлетает на самую верхнюю ветку и садится там в знак протеста.

 

Джати и Илхам отправляются в вольер лори. Приподнятая дорожка с несколькими наблюдательными постами высотой около девяти этажей находится в вольере, где свободно летают лори и лорикеты, родина которых Северная Австралия. Их блестящие перья на фоне тропической растительности необычайно живописны.

Джати покупает чашку нектарной смеси в киоске у входа и дает ее внуку. Илхам недоуменно поднимает брови.

- Ты можешь дать нектарную смесь птицам. Oни обожают ее.

- Но я боюсь, дедушка. Они могут клюнуть меня.

- Не надо бояться давать, Ильхам. Птицы поймут твои добрые намерения.

Многие посетители парка обсуждают, как им лучше идти дальше, и балансируют на узких подвесных цепных мостиках, что извиваются среди густой листвы эвкалиптов, гевей и пальм. Некоторые лори и лорикеты сидят на деревянных перилах мостиков и ждут с нетерпением посетителей.

 

- Эти глупые и много мнящие о себе люди думают, что проявляют щедрость. Но на самом деле они подпитывают собственное эго. Они отдают вещи, чтобы чувствовать себя хорошо.

- Я абсолютно согласен. Они всегда ждут чего-то взамен. Они очарованы нашей яркой и красочной внешностью и готовы платить за то, чтобы мы приблизились к ним и чтобы они могли погладить наши перья. Но мне все равно, пока я наслаждаюсь их притворной щедростью.

- Давай подыграем им. То, что они дают нам, очень вкусно.

- Но через некоторое время все вкусное, если оно дается неискренне и без сострадания, становится пресным.

 

Илхам приближается к группе трех лорикетов, сидящих на ветке дерева у балюстрады мостика. Он поднимает чашку с нектаром над широкими перилами и отодвигается немного назад, протягивая вперед руку, держащую чашку.

Почувствовав сладкий запах нектара, трое лорикетов запрыгивают на перила и ковыляют к чашке. Без страха и колебаний они приступают к трапезе.

Илхам вне себя от восторга. Он гладит синие и желтые перья одного из лорикетов. Они кажутся ему теплыми и приятными. Он спрашивает себя, стал бы он гладить перья птицы, если бы они были черными. И были бы тогда ее перья такими же теплыми?

 

К удоду приближается банкивский петух. Его лучезарные перья просто потрясающи. Он несколько раз высокомерно качает головой. Павлин хихикает над ним за то, что тот пытается подражать ему.

- Мне нравится бродить среди руин, потому что я люблю искать красные, как кровь, драгоценные камни. Мое сердце разбито и страдает, и моя любовь к драгоценностям привязала меня к горе желаний, которые не уходят. Мои ноги прикованы к драгоценностям. Как я могу идти искать Симука?

- О, Банкивский Петух, ты - любитель драгоценных камней. Ты хромаешь из-за них и даешь неубедительные ответы. Твоя страсть к драгоценностям заморозила твое сердце. Без яркого цвета драгоценности - просто камни. В них нет ни индивидуальности, ни смысла. Ищи настоящую драгоценность. Ищи смысл своего «Я». Не довольствуйся лишь кусочком камня!

Другие птицы издеваются над банкивским петухом, выкрикивая: «Хромой! Хромой! Хромой!»

Банкивский петух возмущен их насмешками. Расстроенный, он громко кукарекает, бьет лапой о землю, поднимая пыль, и отскакивает к краю поляны.

Прибегает цапля и сразу начинает говорить о себе.

- Моя очаровательная обитель у моря среди заливов, где никто не слышит моих песен. Я такая нежная, что никто не жалуется на меня. Печальная и преисполненная меланхолии, я одиноко стою на берегу. Мое сердце всегда тоскует по воде, я не знаю, что бы со мной стало, если бы не было ее,! Но поскольку я не одна живу в море, то, скорее всего, умру с моим высохшим клювом на берегу. Хотя вода бьется у моих ног, я не могу проглотить ни капли, но если море потеряет хоть немного своей воды, мое сердце сгорит от досады. Для меня довольно моей страсти к морю. У меня нет сил иди на поиски Симука, поэтому прошу меня извинить. Разве могу я, ищущая только каплю воды, достигнуть союза с Симуком?

Удод закрывает глаза. Он слышит беспокойные волны в душе цапли.

- О, Цапля, ты по-настоящему не знаешь моря. Разве оно не кишит акулами и другими опасными существами? Порой воды его соленые, порой горькие; порой шумные, порой спокойные; отливы и приливы сменяют друг друга. Многие великие погибли в его бездне. Море никогда не бывает лояльным. Не верь ему, иначе в конце концов оно поглотит тебя. Порой оно ревет, порой катит большие волны в бесконечном поиске. Поскольку море не может найти то, чего желает, как ты можешь найти в нем место покоя для своего сердца?

Цапля некоторое время стоит неподвижно, потом уходит в сторону в глубокой задумчивости.

Следующим подходит воробей, нежное и ласковое сердце. В присутствии удода его охватывает дрожь.

- Я удручен и ошеломлен. Я хилый и слабый, и мне тяжело жить. У меня нет силы муравья, и некому мне помочь. Как может такой слабак, как я, дойти до Симука? Воробью это не по силам. Я не хочу начинать такое трудное путешествие ради то, чего я никогда не смогу достичь. И поскольку я не подхожу для такого предприятия, я удовольствуюсь поиском своего Иосифа в колодце. Если я найду и вытащу его, я улечу с ним от рыбы на луну.

Удод щелкает клювом: «О, ты, который порой выглядит счастливым, а порой грустным! Меня не обманет твоя хитрая мольба. Ты - маленький лицемер. Даже в своем смирении ты обнаруживаешь сотню признаков гордости и тщеславия. Молчи, закрой клюв и уходи. И не сравнивай себя с Иосифом!

 

Джати и его внук входят в двухярусный вольер райских птиц. Дизайн вольера вполне типичный. Двери здесь двойные. Внутренние двери представляют собой слой тяжелых зеленых занавесок-цепочек, которые не дают птицам улететь или выпрыгнуть из вольера. Джати и Илхам сидят на скамейке на верхнем ярусе. Им посчастливилось увидеть увлекательный танец ухаживания самца, который более привлекателен, чем меньшая по размеру самка. Он очень старается привлечь внимание самки, но у него это не получается. Самка больше поглощена связкой бананов, привязанной к ветке. Самец сдается и прыгает прочь.

 

- Ты слишком быстро сдаешься.

- Ты слишком заботишься о своем желудке.

- Может быть, я просто дразню и испытываю тебя.

- С меня хватит. Ты не можешь оценить, насколько я красив. Я избранный.

- Ты показал себя отвратительно. Хорошо, что я отвергла тебя.

- Как бы то ни было, многие самки хотят меня.

- На самом деле ты эгоист. Тебе наплевать на других. В любом случае, что для тебя любовь? Что нам нужно сделать, чтобы завоевать твою любовь?

- Вы должны всегда подчиняться моим желаниям.

- Ты называешь себя райской птицей. Самодовольная птица вроде тебя не знает значения безусловной любви, являющейся воплощением жизни в раю.

- Я избранный. Я беру то, что хочу. Остальные должны подчиниться. Нет ничего лучше этого ухоженного сада, созданного для моего удовольствия, и я наслаждаюсь им в полную меру.

- Но все равно ты не можешь получить все, что хочешь!

 

Самец райской птицы поворачивается к самке спиной, расправляет крылья и танцует, поддразнивая ее. Но самка просто игнорирует своего ухажера и с отвращением отпрыгивает от него.

Джати обрадовало то, что птицы не спариваются. Ему было бы неловко объяснять это Илхаму.

- Почему они не делают этого, дедушка?

Джати поражен вопросом. Он улыбается и, бормоча, в свою очередь спрашивает.

- Чего не делают, Илхам?

- О, дедушка. Я видел это по телевизору. Птицы обычно спариваются после танца. Нечего стесняться. Разве это не естественно?

- Ты повзрослел. Да, вот как жизнь утверждает себя в этом мире.

- Но жизнь полна разочарований. Я уверен, что самец очень огорчен.

Джати от души смеется. Он нежно похлопывает Илхама по плечу.

Удод совершенно разочарован. Он шагает по поляне из одного конца в другой. Затем останавливается посередине и смотрит на собравшихся.

- О, все вы, у кого нет мечты. Разве может расцвести любовь в бесчувственных сердцах? Вы все выдвигаете разные оправдания и причины. Ваши сердца не подвигнуты на поиски Его.

Те, кто искренне хочет идти с широко открытыми глазами к конечной цели, оставляют позади повседневную жизнь, которая является всего лишь развлечением.

Когда Симук являет Себя за пеленой, яркий как солнце, Он создает миллионы теней. Когда он смотрит на тени, Он видит миллионы птиц. Сознаете ли вы, что бесчисленное множество видов птиц - это всего лишь тени Симука?

О, глупые птицы. Только тогда, когда вы осознаете эту Истину, вы узнаете, кто такой Симук и кто вы.

Я говорю с вами как с друзьями-попутчиками. Тот, кто любит, не озабочен своей личной жизнью. Искренняя любовь требует самоотречения. Если желание – это помеха, надо отказаться от него.

Любовь - это мозг жизни, пульс для тех, кто в движении. Но нет настоящей любви без настоящих страданий. Когда больше нет ни неверия, ни веры, тело и душа гибнут. И только тогда вы заслужите открытия Тайны. Вы готовы ее найти?

 

Они выходят из вольера райских птиц. Илхам устал от долгого хождения. Они медленно движутся к вольеру с венценосными голубями. Их синие перья и замысловатые хохолки придают им изысканный и царственный вид. Илхам наклоняется, чтобы коснуться одного из голубей рядом с ним. Ему кажется, что голуби смотрят с грустью на него и на занавес тяжелых цепей у дверного проема. Илхаму хотелось бы обнять их и вынести из вольера на свободу. Но, к сожалению, он может позволить себе только слегка погладить их элегантные перья.

 

Тишина и смятение на время воцарились среди собравшихся на поляне. Затем большая горлица выходит вперед и предстает перед удодом. Ее яркие глаза блестят на солнце.

- Хорошо, Удод, мы тебя слышим. Но для начала нам нужен проводник. У нас должен быть лидер, который может спасти нас от того, чтобы нас не утопили в море, не бросили в глубокий овраг, чтобы мы не сбились с пути.

Мы будем преданно подчиняться нашему лидеру, в горе и в радости, чтобы достичь пика Истины. Наши тела будут одним целым со славным Солнцем. И тень Симука упадет на нас.

Ну, давайте решим, кто из нас будет вождем. Кто хочет стать лидером? Давайте, выходите вперед!

Птицы начинают спорить между собой. Их свист и чириканье переходят в визг, а потом в бранные и презрительные крики. Яростные стычки вспыхивают между большими и маленькими, низкими и высокими птицами. Клевки и пинки следуют один за другим. Льется кровь, выклевываются перья с криками боли разочарования. В воздухе витают пыль и злоба.

Внезапно подножие холма темнеет. Слышится громкий свист, сопровождаемый громовым звуком хлопанья крыльев.

- Нгиааккк! Нгиааккк! Нгиааккк!

- Прак-пак-пак-пак-пак-пак!

Смятение среди птиц быстро утихает. Сначала все они смотрят в небо. Затем некоторые закрывают головы своими крыльями. Другие предпочитают смотреть вниз, в темноту. Слышно только тяжелое дыхание крупных птиц и шевеление перьев, вызванное ветром. Луч пронзает тьму сверху. Все птицы смотрит на то место, которое высвечивает луч.

В центре светового пятна находится Удод. Имя Бога, вырезанное на его клюве, сияет во славе.

Птицы снова начинают чирикать и свистеть. Смятение вот-вот охватит их, как раньше. Но в тот самый момент снова слышен громкий свист и хлопанье. Страх охватывает птиц, и они замолкают. Их лица бледнеют, в то время как взгляды нерешительно обращены на удода.

Крошечный колибри подлетает к удоду. Гудение его крыльев прекращается, когда он приземляется и тихо встает за удодом. Другие птицы смотрят друг на друга, а затем на тех двоих, что находятся в центре поляны. Но вот большая горлица подпрыгивает, чтобы присоединиться к колибри. Утка ковыляет, направляясь к удоду. Медленно, но уверенно все больше птиц присоединяются к ним, пока все они не встают в колонну позади удода. Их оживленное чириканье и свист становится все более и более синхронным.Это было чудесное зрелище.

 

- Илхам, пошли в амфитеатр. Может быть, мы успеем на шоу. Мы можем немного отдохнуть там.

- Илхам кивает головой и облегченно вздыхает. Он весь вспотел под палящим солнцем. По ходу Илхам замечает, что Джати почти все время смотрит на птиц в вольерах. Он редко смотрит в безбрежное небо или на открытое пространство.

Шагая дальше, они проходят мимо вольеров с зимородками, аистами, бакланами и ибисами. Илхам замечает, что в одном вольере размещают вместе только птиц одного вида. Почему их не смешивают с другими видами?

-  Масть к масти подбирается, - говорит Джати, снисходительно улыбаясь. Илхам шокирован тем, что его дед может читать его мысли.

- Я думал, что птицы - одна сплоченная семья, несмотря на разный цвет их перьев и разные голоса.

- С практической точки зрения, так проще управляться с ними.

- Ты говоришь как диктатор, дедушка.

Заявление Илхама не поразило и не обидело Джати. Его наблюдения точны. Он знает, как всё работает в Парке птиц. Иногда ему хотелось бы, чтобы можно было смешать птиц и позволить им свободно переговариваться друг с другом через чириканье, свист, шипение, кряканье, крик, визг, фырканье, писк и щебет. Нельзя сказать, чтобы таких попыток не было вообще. Сотрудники парка птиц используют пернатых близких видов или из одного региона совместно в одном шоу. Но это всегда делается в рамках планируемого или ограниченного пространства: озера, вольера или представления. Был бы полнейший хаос, если бы все птицы получили полную свободу в открытом пространстве или небе. Они бы ранили или убили друг друга в мгновение ока.

Однако каждый год бывает так, что птицам разных видов разрешено свободно собираться в отведенном для них пространстве. Интересно, что у птиц этих есть хотя бы одно розовое пятнышко на перьях. Oни верят в свободу любви и спаривания. Они открыто бросают вызов традиции, согласно которой семью можно создать только птицами противоположного пола. Для них семья из союза птиц одного пола тоже важна. Oни хотели бы отменить закон Парка птиц, который запрещает любовные игры птиц одного пола. Парк птиц будет дискредитирован и может потерять статус «лучшего парка в мире», если в нем будет практиковаться дискриминация. Но все в Парке птиц знают, что эти птицы просто развлекаются. Ведь они понимают, что в конечном итоге вымрут, если будут упорствовать в своих планах. Как в парке, называемым птичьим, они смогут продолжать свой род?

Мимо проезжает раскрашенный в цвета радуги трамвай. Илхам думает, а захотят ли веселые пассажиры потратить время на то, чтобы прогуляться по проложенным между вольерами мостикам, которые не являются частью трамвайного маршрута.

Илхам и Джати спешат к водному театру с большой тефлоновой крышей, чтобы успеть к шоу «Свободный полет», где выступают такие «звездные» птицы, как какаду, попугаи и туканы.

- Как отбирают «звездных исполнителей», дедушка?

- Обычно выбирают тех птиц, которые умеют красиво летать или парить в воздухе. Кроме того, они не должны бояться людей.

- Должны ли они быть красивыми или элегантными?

- Ну, конечно. В конце концов, они – звезды представления. Они должны нравиться зрителям.

- Значит, вороны или чернокрылые скворцы не годятся?

- Такова жизнь, Илхам. Выбор основывается не только на способностях. Тем, кто вносит наибольший вклад, естественно, и особое внимание. И у тех, кто является потомками звездных исполнителей, больше шансов на прогресс и успех. У них хорошие гены, лучший внешний вид и воспитание.

- Это справедливо, дедушка?

- Это для процветания и развития Парка птиц, Илхам. Лучшие выбираются, чтобы привлекать зрителей.

- Я уверен, что многие птицы недовольны.

- Каждой птице не угодишь.

- Но я уверен, что работники Парка птиц должны быть очень довольны. В конце концов, Парк пользуется большим успехом. У них должно быть большие зарплаты. Может, мне стоит подумать о работе здесь, когда я вырасту.

- Возможно, стоит.

Джати очень доволен настойчивостью, с которой Илхам задает вопросы. Особенно ему импонирует его искренняя склонность протестовать против всего, что он считал неправильным или несправедливым. Когда-нибудь он может стать поэтом, думает Джати.

- «Звездные птицы» выступают сегодня?

Сегодня кажется всё другим. Они слышат музыку; пение пронизывает воздух. Они быстро садятся на самый верхний ряд, поскольку нижние ряды уже заняты другими зрителями. Илхам считает количество рядов. Их девятнадцать в трех больших веерообразных секторах. Это может показаться странным, но ему на ум приходят слова учителя религии о том, что «девятнадцать» - это тайный и священный код Корана и ключ к дверям - рая.

Это священное путешествие,

Путешествие любви,

Путешествие тоски

К тебе, Господь наш.

Это священное путешествие,

Путешествие чистоты,

Путешествие души

К тебе, Господь наш.

Нет Бога,

Кроме тебя.

Никто не достоин поклонения,

Кроме тебя,

О, Аллах!

Это священное путешествие,

Это путешествие души,

Путешествие веры

К тебе, наш Господь.

 

- Дедушка, я удивлен таким шоу в Парке птиц. Но это весело и интересно.

- Да, Илхам. Это напоминает день семьи в какой-нибудь мечети. Посмотри на тетушек в хиджабах и дядей в шапочках. Они не только ходят молиться в мечеть. Им нравится и повеселиться.

- Но дедушка, они жалуются, что песня плохая, что танец бестолковый, что устраивать здесь такое представление неуместно и так далее.

- Проблема с жалобами в том, что их выражают беспорядочно. Нужен представитель, который бы собрал их и передал должным образом.

 

- О, Удод, наш вождь. Я представитель птиц, которые все еще находятся в клетке тревог и сомнений. Всем говорить бессмысленно. Я буду говорить от их имени.

Мы устали и слабы. Мы боимся. Мы не уверены, что сможем достичь вершины горы Каф, чтобы встретиться с Симуком.

Мы не знаем этикета встречи с Симуком. Ты, Удод, жил рядом с царем Соломоном. Ты знаешь дворцовые правила приличия и порядки. Ты прошел свой путь.

Мы умоляем тебя подняться на трибуну и научить нас. Расскажи нам о дороге, дворце и этикете. Мы не хотим показаться грубыми при встрече с Симуком.

Удод некоторое время размышляет, прежде чем обратиться к птицам в очередной раз.

- О, слабые птицы! Я понимаю ваше беспокойство и сомнения. Но не бойтесь. Я научу вас Пути.

Во-первых, вы должны пройти через семь долин, чтобы избавиться от сомнений. Тогда лишь к Симуку одному вы будете испытывать страх, хотя Он и не хочет, чтобы его боялись. Ваши сомнения потонут в Его вечной любви.

 

- Дедушка, я не уверен, что мне хочется стать президентом.

- Почему, Илхам?

- Это слишком трудно.

- Да, это трудно, но не невозможно. Если ты проявишь решимость, будешь учиться и много работать, то непременно добьешься успеха и окажешься в президентском дворце.

- Дедушка, ты можешь научить меня быть президентом?

- Ха!

- Почему, дедушка? Ты сомневаешься, что я могу им стать?

- Я не сомневаюсь, Илхам. Просто я не уверен, что смогу научить тебя.

- Почему? Разве ты не учишься здесь у птиц? Затем научишь и меня.

После представления они идут в ближайший ресторан «Веранда певчих птиц», чтобы пообедать. Здесь довольно много школьников, которые смотрят шоу «Обед с попугаями». Джати говорит Илхаму, что покупка еды и напитков на «Веранде певчих птиц» является обязательным условием для посещения шоу. Попугаи имитируют голоса, решают головоломки и даже рисуют для зрителей шедевры.

Как и следовало ожидать, этот аттракцион с попугаями Илхама не заинтересовал. Они находят тихий уголок в глубине ресторана с видом на пруд с фламинго и аистами.

- Я не знаю языка птиц, Илхам. Но я знаю немного о том, как мы можем достичь наших целей в жизни. Я прошел курс Стивена Кови «Семь навыков высокоэффективных людей».

- «Семь навыков»? Что это, дедушка?

- О, «Семь навыков» - это семь важных норм поведения, которым мы всегда должны следовать, чтобы добиться успеха. Когда мы вернемся домой, я посмотрю свои старые записи и научу тебя.

Наконец к ним подходит официант; они ждали долго и проголодались. Слабыми дрожащими руками он кладет заказанную еду на стол. Он выглядит старше Джати. Что побуждает его работать в таком преклонном возрасте? Разве у него нет детей, которые могли бы позаботиться о нем? Его зарплата наверняка низкая. Он должен быть на пенсии, как и дедушка. Первоначальное разочарование Илхама по поводу медленного обслуживания превращается в сочувствие.

Но голод берет верх. Он хватает жареное куриное крылышко с тарелки и жадно поглощает его. Затем, осознав, что ест кусок птицы, на мгновение останавливается. Джати это кажется забавным, но не мешает тоже наслаждаться курочкой.

- Я думаю, что знаю. «Семь навыков» - это как семь школьных правил, не так ли, дедушка? Всегда быть пунктуальным. Быть чистым и опрятным. Быть трудолюбивым и полезным. Будь вежливым с директором и учителями. Быть верным школе и гордиться ею. Хорошо относиться к друзьям, растениям и животным. Всегда соблюдать школьные правила.

- Да, что-то вроде этого. Хм, ты упомянул, что надо хорошо относиться к друзьям, растениям и животным. У вас в школе есть животные, Илхам?

- Да, много, дедушка. Есть кролики, улитки, морские свинки, собаки, лисы, питоны в клетках и попугаи. Целая животноводческая ферма!

Джати кивает, а Илхам продолжает развивать тему.

- Итак, если я буду следовать «Семи навыкам», похожим на школьные правила, я смогу добиться успеха в своем желании стать президентом, верно?

- Ну, конечно. Даст Бог, если ты будешь соблюдать эти семь правил, у тебя обязательно все получится. Ты такой умный мальчик!

Неожиданно снова появляется зеленый человек и приближается к ним. Он непринужденно садится рядом с Илхамом и гладит его волосы.

Поначалу Илхам напрягается от его присутствия, но затем расслабляется и улыбается. Что-то есть в зеленом человечке успокаивающее и трогающее душу. Илхам предлагает ему немного еды, но тот отказывается.

Илхам смотрит на Джати, который уставился невидящим взглядом куда-то в пространство, как будто вспоминая что-то из своего далекого прошлого. Он, кажется, не замечает зеленого человечка, сидящего рядом с его внуком.

Зеленый человек подносит указательный палец к губам и слегка качает головой. Илхам отвечает ему загадочной улыбкой.

После обеда Джати предлагает перед посещением вольера с африканским водопадом, которое они планировали ранее, заглянуть еще на выставку «Мир тьмы». Илхам не возражает, потому что сыт и полон сил идти дальше. Тем более, что выставка находится рядом с рестораном и водным театром.

Идя по тропинке, Илхам видит художника, сидящего под большим тиковым деревом. Он кажется погруженным в собственный мир, делая зарисовки в блокноте. Илхам резво направляется к нему, Джати следует за ним.

Художник рисует цветущий пейзаж и птиц. Картинка не совсем точно передает то, что имеется в Парке птиц. Видов птиц вроде бы больше: некоторые выглядят причудливо, даже фантастически. Илхам не видел таких птиц раньше. На рисунке он не замечает также никаких заборов или ограждений. «Возможно, именно так выглядит рай», - думает он. Он хотел бы, чтобы художник нарисовал и ангелов. Что же это за рай, если в нем нет ангелов.

Затем он видит трех ранее замеченных им молодых монахов, которые подходят к художнику. Они улыбаются друг другу, затем монахи смотрят на рисунок художника. Один из них указывает на одну из странных птиц на рисунке. Двое других кивают головой. Когда они уходят, на их лицах отражается удовлетворение.

- Это Золотой Феникс, мифическая птица, обитающая в Шангри-Ла, Стране счастья, в Раю, - говорит Джати.

Илхам кивает. И по пути к вольеру "Мир тьмы" все еще думает о быстром появлении и уходе монахов. Внезапно он резко останавливается у входа; по рукам и затылку возле шеи пробежали мурашки. Ему кажется, что он слышит крики и плач птиц, но не говорит об этом Джати.

- Не бойся, Илхам. Я здесь, рядом с тобой.

- Темно там!

Илхам вспоминает, что читал где-то, что у сов и зрение острое

и слух. Они могут видеть и слышать свою жертву в пределах пятидесяти метров в темноте. И летают они тихо и незаметно. Часто их жертвы и не подозревают о готовящемся на них нападении.

- Это безопасно. Совы и ночные цапли в стеклянных вольерах. Они нам не страшны. Они нас больше боятся.

- Почему их не выпускают на волю, дедушка? В конце концов,

они летают только ночью.

- Работники Парка птиц не хотят рисковать. Эти ночные птицы могут наброситься на других птиц в любое время.

- Значит, необходимо держать птиц раздельно, чтобы сохранить

мир и гармонию?

- Да, похоже, что так.

- Но разве это не насилие над ними?

- Необходимо ограничить свободу некоторых птиц, чтобы другие птицы могли жить без страха.

- Я все же считаю это неправильным. Эти птицы не сделали

ничего плохого. Они не преступники!

- Они могут быть опасными, Илхам.

- Небо - их дом. Все птицы в клетках и вольерах должны быть выпущены на свободу. Это жестоко содержать их таким образом.

- Если отпустить птиц на волю, ты не сможешь увидеть

их и узнать о них кое-что, как сегодня. Ты не сможет получить удовольствие и радость видеть их.

Илхам не отвечает на объяснения Джати. Ему становится грустно, когда он смотрит на сов и ночных цапель, прячущихся в дуплах деревьев. Их удрученный вид смущает его и заставляет чувствовать себя ужасно несчастным.

Джати не стал говорить Илхаму, что в вольере "Мир тьмы" есть отдел, закрытый для посетителей. Специальный вольер изготовлен из прочного, звукоизолирующего материала, чтобы посетители не могли услышать крики и вопли некоторых особенно шумных птиц. Эти птицы находятся в абсолютной изоляции и темноте.

Их считают возмутителями спокойствия, потому что они нарушили, возможно намеренно, некоторые важные правила Парка птиц. Те самые, которыми недоволен Илхам. Они легко возбуждаются и вызывают раздор среди других птиц. Они стали угрозой миру и гармонии в Парке птиц. Их не усыпляют, потому что используют как образец для изучения бунтарского поведения пернатых. Некоторые были изолированы с первых дней существования парка. А немногие из последних – просто птенцы.

Чувствуя, что ум его внука в смятении, Джати предлагает покинуть вольер. Ему самому нужен свежий воздух.

- Не волнуйся. Да, здесь мрачно. Пойдем быстренько в вольер с африканским водопадом. Он очень просторный и светлый. Там в одном месте свободно живут около шестисот птиц различной окраски. Уверен, тебе там понравится.

Илхам молчит. Он слышал много хорошего об этом вольере от школьного учителя и побывавших там друзей. Поэтому он думает, что не будет разочарован.

Перед ними идут несколько иностранных туристов. Илхам

подслушивает их разговор.

- Это потрясающий Парк птиц. Такой чистый и хорошо ухоженный.

- Да, в самом деле! Чтобы поддерживать его, нужно приложить немало усилий.

- К тому же он очень познавательный. Мне нравится Центр по разведению и исследованию птиц. Они здесь действительно хорошо заботятся о своих питомцах.

- О, да! Отделы инкубации и отлучения чудесные. Птенцы просто очаровательны. Приготовление пищи безукоризненно. Здесь просто рай для птиц.

Джати иронично улыбается, наблюдая, как Илхам прислушивается к хвалебным отзывам туристов. Он, конечно, не раскрывает Илхаму, что сотрудники Центра по разведению и исследованию птиц проводят опыты с селективным скрещиванием, особенно среди близких видов. Они успешно вывели потомство от венценосного голубя и пестрого китайского фазана и только ждут подходящего момента, чтобы представить это прекрасное существо миру. В настоящее время они пытаются скрестить андского кондора, имеющего трехметровый размах крыльев, с изящной полутораметровой птицей-секретарь. Эти птицы являются лучшими образцами своего вида. От них родится потрясающая суперберд. Мысль о такой перспективе просто ошеломляет. Джати решил не рассказывать об этих евгенических экспериментах Илхаму. Дело не в том, что он не понял бы их. Джати знает, что тот поймет, но будет яростно протестовать против них.

Илхам видит садовника, ухаживающего за живой изгородью из

пандануса вдоль дорожки к вольеру «Крылья Азии». Судя по его смуглой коже и странным манерам поведения, он кажется иностранным рабочим. Но его лицо сияет, когда он напевает мелодию, увлеченно работая среди растений. Садовник перестает петь, когда замечает смотрящего на него Илхама, и улыбается. Видя любопытство и угадывая желание Илхама, он предлагает ему лопату. Илхам смотрит на Джати, ожидая его одобрения. Джати согласно кивает.

Илхам с радостью сгребает сорняки, засохшие листья и кладет их в черные пластиковые мешки для мусора на тачке. Садовник поднимает большой палец вверх и говорит: «Мы». Его голос добр и сострадателен. Его идеально белые зубы блестят на солнце.

Илхам наклоняет голову и показывает на садовника и себя.

К удивлению Илхама, садовник качает головой. Он мягко, но твердо повторяет: «Мы», затем указывает на Илхама, себя, землю, кусты пандануса и воробья, сидящего на соседней ветке. Он забирает обратно лопату и предлагает Илхаму бутылку воды, чтобы ополоснуть руки.

Илхам сначала поливает воду на руки садовника, а потом уж себе. Джати улыбается и одобрительно похлопывает Илхама по спине.

Уходя, они ощущают порыв ласкового легкого ветерка, несущего сладкий аромат зарослей пандануса. Он крепче и свежее, чем обычно. Солнце скользит по их коже, согревая теплом, которое они ощущают в своих сердцах. Оба они чувствуют себя освеженными и счастливыми. Они очарованы и дивятся волшебному дару природы: только так они могут описать свои чувства. Маленький воробей, кажется, согласен с ними, ибо начинает весело чирикать.

Илхам удивлен тем, что только что произошло. Что-то, что невозможно объяснить словами, но можно понять и почувствовать его пульс, тепло и аромат. Он закрывает глаза на мгновение и делает глубокий вдох.

Затем это нечто полностью захватывает его. Он чувствует необходимость шагать по этой земле красиво.

Джати порой видит, что его внук погружается в собственный мир, но то, как он спрашивает и идет по парку, говорит, что ему нравится открывать новое. Он улавливает сложность переплетений мыслей Илхама о самом себе и своем окружении.

Джати и Илхам направляются к вольеру «Крылья Азии» с трехслойной скатной крышей. Он позволяет внуку идти впереди. У Илхама есть еще вопросы для Джати.

- Дедушка, здесь много несингапурских птиц, правда?

- Да, это правда. Они со всего мира. А те, что мы видим здесь, из Азии.

- Разве Сингапур не часть Азии?

- Да, но почему ты спрашиваешь?

- Я не вижу местных птиц, таких как блестящий ворон или чернокрылый скворец. Потому что они некрасивые?

Джати ошеломлен.

- Здесь есть местные птицы, но они где-то прячутся, - бормочет он.

- Мой учитель религии сказал мне, что ворон - это птица, которая научила людей быть цивилизованными.

- Как так, Илхам?

- Когда Каин убил Авеля, ворон научил его похоронить своего мертвого брата, поцарапав лапами землю. Мой учитель естествознания тоже говорил, что ворон - одна из самых умных птиц в мире. У него самый большой мозг среди пернатых, и он способен учиться и думать, как мы, люди. Почему он здесь не звезда шоу?

Джати только неловко улыбается. Он помнит «мятеж» воронов в бойцовском шоу Парка птиц однажды. Вороны известны своей храбростью и преданностью друг другу. Они прирожденные бойцы и поэтому были выбраны для шоу. Но во время дрессировки режиссер шоу, как говорят, неправильно обращался с ними. Вороны все как один просто отказались выполнять его команды. Инцидент поверг в панику организаторов шоу. В конце концов шоу было отменено, и стая воронов распущена. С тех пор стало правилом не привлекать воронов на сложные роли в любом бойцовском шоу. По иронии судьбы вороны были исконными обитателями болотистых берегов реки Джуронг. Многие из них были изгнаны из своей естественной среды обитания и вынуждены приспосабливаться к новой среде обитания и жизни из-за развития Парка птиц. Существуют квоты на количество воронов, обитающих в любом птичьем анклаве или центре отъема.

Чувствуя, что дед больше не расположен отвечать на вопросы, Илхам перевел внимание на имена птиц, изображенных на вывесках в вольере. Звучат экзотично: пегий скворец, красноносый зимородок, краснощёкий бюльбюль, хохлатая майна, пятнистая свистящая утка, пёстрый китайский фазан, голубая сорока, лусонский кровавогрудый куриный голубь и многие другие.

- Значит, здесь в основном птицы из заграницы?

- Работники парка птиц достают самое лучшее.

- Это необходимо? Почему у нас не может быть парка исключительно для своих птиц? Из книги, которую я читал в школе, знаю, что местных птиц около четырехсот видов.

- Это было бы не интересно и не ярко, не так ли?

- Значит, мы привозим птиц из заграницы только для шоу? Некоторые из них, в сущности, неуместны, как, например, пингвины у входа в парк. Это как-то неестественно, да и видеть их в тропиках мучительно.

- Это привлекает больше посетителей и дает больше денег парку.

- Но размер парка ограничен. И если сюда прилетят птицы из других стран, то места всем не хватит.

- Сотрудники парка уже говорят об осушении новых земель вдоль реки Джуронг, чтобы получить еще один участок под парк. Кроме того, дизайнеры рассматривают возможность строительства многоуровневых вольеров. Из-за ожидаемого увеличения количества посетителей будет построена еще одна колея трамвайных путей, так что трамваи будут ходить в двух направлениях, а не в одном, как сейчас.

- В самом деле? Зачем это, дедушка? Не будет ли тогда слишком тесно? Птицам будет очень беспокойно, и это сделает их несчастными.

- В парке всегда должны быть самые передовые технологии. С увеличением размера парка и созданием новых вольеров появится больше экзотических птиц и будут организованы более впечатляющие шоу, чтобы привлечь больше посетителей и получить больший доход.

- Все больше, больше и больше. Разве это не нелепо? Я нахожу печальным и странным, что речь все время идет о шоу и деньгах.

- Не так уж это и странно, Илхам. Ты не забыл, что хочешь быть богатым президентом?

Эти слова дедушки смутили Илхама. Сейчас он понимает, что его желания и его мысли несовместимы. Он спрашивает себя, что ему делать, чтобы быть в мире с самим собой.

Затем он вспоминает садовника-иммигранта и осознает, что дело не в цвете перьев птиц или в месте, откуда они. А в том, как и где они обрели покой и чувство принадлежности.

Привезти слишком много заграничных птиц в короткие сроки и ожидать, что местные птицы при этом будут жить счастливо, просто опрометчиво. Вероятно, будет больше конфликтов и розни. Как недальновидно и глупо поступают принимающие решения сотрудники парка.

Его размышления неожиданно прерываются звуками выстрелов.

- Бах-бах-бах.

Илхам инстинктивно хватает Джати за руку. Выстрелы достаточно громкие, чтобы напугать птиц, которые сразу же начали срываться с веток деревьев в вольере. Чириканье, свист и крики заполняют воздух. Испуганные посетители смотрят по сторонам в замешательстве и страхе.

- Что это, черт побери? Я думал, это спокойное место, - кричит один из иностранных туристов.

- Что-то не так! - восклицает другой.

Джати выводит Илхама из вольера, держа его крепко за руку.

- Что это, дедушка?

- Я не знаю, - говорит Джати. Его лицо напряжено. Он потирает свой зудящий нос.

Он лжет. Он точно знает, что это за выстрелы. Они из пневматических винтовок нанятых парком стрелков, чтобы убить воронов и скворцов, которые стали помехой. Они собираются в больших количествах на деревьях у дороги и поднимают жуткий гвалт. А затем летят в парк и нарушают покой и баланс среди живущих здесь птиц.

Джати не решается сказать Илхаму правду, особенно после их разговора о заграничных и местных птицах. Местные вороны и скворцы каким-то образом смогли быстро размножиться и стали угрозой для экзотических пернатых в парке. Они словно начали революцию. Их число должно быть сокращено, а безопасность и благополучие заграничных птиц – обеспечены.

- Пойдем, Илхам, скорее к вольеру с африканским водопадом. Собираются темные тучи. Может пойти дождь.

Илхам молчит. Он уверен, что это действительно были выстрелы. Он недоумевает, почему стреляли рядом с Парком птиц. Это должно быть травматично для птиц. Он сам был потрясен этими выстрелами. Кого-то должны наказать за это. В конце концов, доброе имя Парка птиц должно быть защищено.

Но с другой стороны, те, кто стрелял, должны были получить разрешение от соответствующих органов. Существуют строгие законы и правила использования оружия в Сингапуре. Илхам испытывает возмущение и даже ярость. Его охватывает чувство, что тут что-то не так. Он хмурится, ощущая диссонанс мыслей. Он делает глубокий вдох и на мгновение закрывает глаза. Он слышит птичий гомон. И ему все становится ясным: те, кто принимает решения для Парка птиц, не учитывают природы пернатых. Они слишком заняты поддержанием славы парка.

Их хорошо продуманные планы терпят неудачу, самую настоящую неудачу. Птицы разделены и напуганы. Некоторые предпочитают оставаться тупыми, пока им обеспечена жизнь с достаточным содержанием и безопасностью в клетках, прудах или на сцене. В конце концов, их существование тщательно спланировано от рождения до смерти.

На каждом этапе жизненного пути есть правила и рекомендации для обеспечения их благополучия, а также награды и стимулы за соблюдение этих правил. Нет необходимости в приключениях или в проявлении инициативы. Все, что нужно делать птицам, - это разыгрывать сценарий в грандиозном шоу под названием «Парк птиц Джуронг», распевая: «Одна семья пернатых, один большой вольер, один счастливый Парк птиц! »

Илхам вздыхает. Глупо и неразумно игнорировать тот факт, что успех системы стал ее неудачей. Ему жалко птиц. У них должна быть более свободная, значимая и здоровая жизнь.

Они бодро идут к вольеру. Джати пытается отвлечь внимание Илхама от недавнего инцидента, описывая виды птиц, которых можно встретить в вольере. Он уверяет Илхама, что тот будет поражен, увидев там необычных и ярких птиц. Илхам скептически слушает слова дедушки.

У входа в вольер останавливается трамвай. Между группой туристов из Китая и местной семьей происходит небольшое столкновение, поскольку туристам показалось, что семья выходит из вагончика недостаточно быстро. Илхам замечает, что мужчины-туристы в пиджаках и при галстуках, а на женщинах причудливые длинные платья. И это в такую-то жару! Неудивительно, что они такие нервные и так легко возбуждаются. Они выглядят нелепо в своих деловых костюмах.

Он замечает, что у местной семьи трое детей, один из которых - младенец. Отец несет сложенную коляску, а мать, держа младенца на руках, подталкивает детей, чтобы они быстрее вышли из вагона. Мужчина среднего возраста проходит вперед и помогает семье выйти, в то время как недовольные туристы забираются в трамвай, не испытывая никакого сострадания к другим. Они продолжают ворчать на чужом языке, который звучит, как трели фламинго. Некоторые посетители в недоумении, а другие с отвращением качают головой, в то время как трамвай движется к следующему пункту назначения.

Вышедшие из трамвая люди встают в очередь у входа в вольер. Затем Илхам замечает что-то странное, но замечательное. Мужчина средних лет, который помогал семье выходить из вагона трамвая, достает из кармана складную трость и раскладывает ее. Увидев состояние мужчины, многие предлагают ему помощь, но он вежливо отклоняет ее. Он идет ко входу в вольер медленно, но уверенно.

Илхам удивлен. Кажется, что трость для мужчины не просто инструмент для самостоятельного передвижения, но, по сути, это - его глаза, разум и сердце. Она хорошо и надежно связывает его с миром - физически, интеллектуально, эмоционально и, возможно, даже духовно.

У входа в вольер их встречают статуи яростных африканских воинов. Илхама забавляют выставленные напоказ три фигуры африканских женщин в масках и соломенных юбках, насаженные на бамбуковые шесты. Они выглядят неуместно. Но они, по крайней мере, не жалуются, как недавние иностранные туристы, и не притворяются, что они настоящие.

Войдя в вольер, они решают отдохнуть и освежиться прохладительными напитками в буфете, прежде чем начать осмотр. Щебетание птиц и успокаивающий шум медленного ручья поблизости снимают их недавнее беспокойство.

Сам вольер большой и наполнен пышной растительностью. Птицы выглядят здоровыми и веселыми. Илхам особенно пленен птицами-ткачами, которые строят свои свисающиеся гнезда рядом со смотровой площадкой на верхнем ярусе. Он считает, что они выглядят очаровательно.

Джати с облегчением видит перемену в настроении Илхама. Он понимает, что детское сердце легко ранимо. Иногда непредвиденные обстоятельства и слишком много вопросов могут ранить такое хрупкое сердце. Но он напоминает себе, что нельзя также убивать любопытство и воображение Илхама.

Присутствие людей, кажется, совсем не пугает птиц.

-Зачем ты строишь свое гнездо здесь, птица-ткач? - шепчет Илхам.

Птица-ткач сначала пугается, видя, как маленький мальчик протягивает руку, чтобы коснуться ее гнезда. Но почувствовав, что мальчик не представляет никакой опасности, она летит к нему на руку и перепрыгивает затем на его плечо.

- Это дом, маленький мальчик.

- Разве тебе не лучше в лесу?

- Лес - это то, что ты делаешь для себя сам, маленький мальчик. Здесь так много еды, и здесь безопасно. Нет ни змей, ни больших птиц.

- Так ты не против того, чтобы жить под большой сетью?

- Что может сделать такая маленькая птичка, как я? Я принимаю обстоятельства и вызовы, которые порождаются этой сетью. Я также мирюсь со всеми силами внутри нее, чтобы построить свой дом. Дождь, солнце, вода, растения, все другие живые существа здесь - мое окружение и мои друзья. Мы как одна семья. Все они заботятся обо мне, а я о них. Я счастлива.

- Разве ты не хочешь улететь?

- Я нашла свою свободу и счастье здесь, маленький мальчик.

Птица-ткач весело щебечет, возвращаясь в свое гнездо. Зеленый человечек, наблюдающий за Илхамом и птицей, улыбается. Тем временем Джати занят рассматриванием других птиц. Он ищет удода, духовную звезду Вольера с африканским водопадом. Удод, должно быть, прячется где-то в кустах, думает он.

В вольере находится также группа школьников. Многие фотографируют разноцветных птиц и размещают изображения в Facebook, Instagram и Twitter через свои мобильные телефоны. Некоторые что-то записывают в своих блокнотах. Илхам полагает, что они участвуют в каком-то конкурсе, связанном с идентификацией видов птиц в вольере. Стало популярным среди учителей проводить конкурсы среди учащихся, чтобы поддерживать их интерес к предметам, которые они изучают. Но они, кажется, не замечают, что пошёл моросящий дождь, и над водопадом появилась красивая радуга.

Илхам восхищен зрелищем и, присев на скамейку, в изумлении смотрит на это чудо природы. Сеть вольера словно растворилась в сиянии волшебной радуги и тумане. Он начинает понимать, почему птица-ткач называет это место домом. Он только хотел бы, чтобы в вольере были также и бабочки. Это было бы замечательно. Он не видел ни одной с тех пор, как вошел в Парк птиц.

Его внимание привлекает еще одно незамысловатое наблюдение. Он считает радиальные кольца сети над ним: их девятнадцать. Он доволен, но не знает, почему.

 

Удод подлетает к большой скале, садится на нее и осматривает собравшихся птиц. Он начинает свою проповедь.

- О, птицы, послушайте меня. Я расскажу вам о семи долинах, которые нужно будет пройти перед встречей с Симуком.

Птицы замолкают и внимательно слушают.

- Первая долина - это Долина испытаний. Когда вы войдете в нее, вы встретите сотни трудностей и препятствий. Вам придется оставить все, что для вас ценно. Когда ты убедитесь, что у вас ничего нет, вам все равно надо будет освободить себя. Только тогда вы спасетесь от гибели. Вы увидите Священный Свет. Тот, кто входит в эту долину, чувствует тоску.

Вторая долина - это Долина любви. Чтобы войти в нее, вы должны превратиться в Огонь. Лицо влюбленного должно пылать, как огонь. Настоящая любовь не признает мирских мыслей, которые выступают как дым и туман.

Два миллиона маленьких птичек покидают собрание. Удод наблюдает за ними без видимой реакции. Он ожидал их ухода.

- Третья долина - это Долина искупления. У этой долины нет начала и нет конца. Искупление для путника – самое главное. Каждая душа тех, кто признает и принимает Истину, получает свет в соответствии с ее действиями.

 

Зеленый человек покидает Илхама и мирно совершает молитвы в углу вольера. В мгновение ока он исчезает и переносится в другое измерение. Илхам его больше не видит.

 

Но удод замечает его и делает паузу в своей проповеди. Зеленый человек смиренно поднимает руки. Удод улыбается и возобновляет речь.

- Четвертая долина - это Долина свободы. Здесь нет желания чем-то обладать. Нет и желания что-то открывать. В этой долине нет ничего ни старого, ни нового. Здесь вы можете или не можете что-то делать.

Еще два миллиона птиц покидают собрание. Удода не беспокоит их уход.

- Пятая долина - это Долина Единства. В этой долине все разбивается на мелкие кусочки, а затем снова становится единым целым. Хотя вы можете увидеть множественное существование, по сути, оно одно. Вечность исчезает. Все превращается в ничто.

Шестая долина - это Долина благоговения. Это долина печали. В этой долине только причитания и пылающие желания. Вы существуете или нет? Вы в центре или на краю? Ваше существование временно или вечно?

Ответ: я ничего не знаю. Я не знаю себя. Я влюблен, но не знаю в кого. Мое сердце полно эмоций, но лишено Любви!

Еще два миллиона птиц улетают. Наконец, остаются только тридцать пернатых. Удод теперь обращается к ним в заключительной части своей речи.

- Седьмая и последняя долина - это Долина вымирания. Суть этой долины - забвение, слепота, глухота и полное замешательство. Тени исчезают в свете, капля воды встречается с океаном, беспокойство смешивается со спокойствием, движение переходит в неподвижность, которая в свою очередь приходит в движение.

Тридцать птиц, образуя круг вокруг удода, начинают хоровод под аккомпанемент чарующей музыки с небес. Некоторые первоначально робеют, но затем тоже присоединяются к танцу. Они признают и соглашаются с тем, что не все правдивое и достоверное может быть объясненным или понятным. Просто его нужно испытать на себе.

 

Внезапно из ниоткуда звуки мистической музыки наполняют воздух. Кажется, что они исходят из далекого духовного мира и проникают в физический мир, лаская его нежнейшим прикосновением. Весь вольер наполняется благоговением и светом. Последовавшее затем сюрреалистическое чириканье и свист обитателей вольера вводят в транс всех, кто слышал музыку. Даже деревья и кустарники, ставшие свежее и зеленее от этих чар, трепещут и источают сказочные первобытные и эфемерные иллюзии.

Зеленый человек появляется снова и подходит к Илхаму, который все еще сидит на скамейке. Он протягивает руку Илхаму и просит его потанцевать с ним.

Вначале Илхам колеблется, но, в конце концов, встает и начинает весело делать пируэты. Зеленый человечек широко и одобрительно улыбается. Он ведет танец безукоризненно. Его глаза закрыты, но, кажется, что он хорошо видит все вокруг. Он кружится в экстазе. При этом одна его рука показывает на завораживающую радугу в небе, другая - на землю.

Затем, к своему изумлению, Илхам видит сотни падающих сверху цветов. Стая ярких бабочек появляется из ниоткуда и весело порхает вокруг них. Это очаровательное зрелище. Кажется, что внутренние видения и желания Илхама осуществляются у него на глазах. Но так же быстро, как бабочки появились, так же внезапно они исчезают в тумане. Илхам зачарован. Он не понимает, реальность это или сон, но, если и сон, то, безусловно, завораживающий.

Он вспоминает, как художник рисовал причудливых и фантастических птиц. Он закрывает глаза и представляет, как их ангельские крылья порхают вокруг него. Он шепчет как можно искренне свое желание.

Затем он медленно открывает глаза и смотрит с надеждой на девятнадцать радиальных колец сети вверху. Ничего не происходит. Он медленно считает: 1, 2, 3, 4, 5, 6... 18 ...

На счет19 он видит яркий свет, проникающий через кольца. Затем появляется тень маленькой коричневой птички с полосатыми крыльями и хохолком в виде веера. Она похожа на легендарного удода. Появляются новые птицы, сначала одна за другой, потом группами. Шум крыльев, чириканье, свист и визг птиц наполняют вольер. Он видит сборище причудливых и фантастических птиц, кружащих вверху. Они действительно похожи на ангелов. Он в восторге и полностью отдается чарующему танцу.

Джати сбит с толку поведением внука. Тем не менее, не желая оставаться в стороне от веселья, он тоже начинает танцевать, хотя и довольно неуклюже. Илхам держит его за руку, и они, смеясь, радостно танцуют вместе без всякого стеснения.

Затем происходит нечто еще более невероятное. Из-за поворота пешеходной дорожки появляется сострадательный слепой и подходит к танцевальному дуэту. Он кладет трость на скамейку, берет за руки Илхама и Джати и начинает проворно танцевать с ними. И Джати, и Илхам явно поражены, но радостно приветствуют его, сжимая его руки. Это как будто в нем поднялась завеса, закрывавшая его внутреннее восприятие, и он стал видеть то важное, что ему надо было увидеть. Казалось, он был в восторге от новой реальности и опыта.

Посетители вольера с удивлением наблюдают, как троица покачивается в трансе позади водопада. Птицы радостно летают вокруг них. Школьники торопятся запечатлеть зрелище на камеру своих мобильных телефонов. Некоторые хлопают в ладоши и смешно жестикулируют в сторону танцующих.

Душа измеряет душу.

Намерения оставляют следы.

Жизнь, удерживаемая реальностью,

Открывает глаза в действиях.

Душа встречает душу.

Тело целует землю,

Обнимает два священных полюса.

Видимость и иллюзия исчезают.

Душа возвращается к душе.

Хотя бы раз в жизни

Сердце мгновенно гибнет.

Вечность в Его Свете.

 

Как и бабочки, невероятные химерические птицы растворяются в воздухе в мгновение ока. Как будто они в духовном поиске и на пути перехода в другой мир. Хотя их перелет был краток, кажется, что вечность была вплетена в ткань последовательного времени, что бренный мир сшили с миром духовным, что имманентное и трансцендентное слились в единое целое. Как будто время остановилось на мгновение. Илхам вспоминает остановившиеся гигантские часы на детской площадке «Игры птиц».

Илхам, Джати и слепой перестают танцевать, как только вслед за исчезновением удивительных птиц прекращается и музыка. Слепой берет со скамейки трость и благодарит обоих за прекрасный опыт. Он говорит, что приехал в Парк птиц, чтобы праздновать утверждение и восторг жизни, которая и в самом деле едина для всех, что вчера ночью ему приснилось, как он танцует с волшебными птицами. Он уходит неожиданно, как и появился.

Джати и Илхам сидят на скамейке, чтобы перевести дух и осмотреться. Они устали физически, но помолодели духовно. Илхам теперь понимает, что ему нужно быть слепым к мирским развлечениям, чтобы постичь более глубокую реальность.

Он размышляет, вспоминая строки Корана, которым однажды поделился с ним его учитель религии.

 

Все живые существа на земле и птицы, летающие на двух крыльях, являются подобными вам сообществами. Мы ничего не упустили в Писании. А затем они будут собраны к своему Господу (Коран 6:38).

 

Разве ты не видел, что Аллаха славят те, кто на небесах и на земле, а также птицы с распростертыми крыльями? Каждый знает свою молитву и свое славословие. Аллах знает о том, что они совершают (Коран 24:41).

 

На его глазах навернулись слезы. Жизнь действительно прекрасна. Она, конечно, не для спорта. Каждое мгновение неповторимо чудо. Каждый вздох нужно праздновать и почитать в бодрствовании. Он вспоминает историю Симука, которую его учитель рассказал ему.

Те, которые действительно любят, путешествуют с широко открытыми глазами навстречу конечной цели, оставив позади жизнь, которая не что иное, как шоу.

Когда Симук, яркий, как солнце, являет Себя из-за завесы, Он создает миллионы теней. Когда он смотрит на тени, Он видит миллионы птиц. Мириады видов птицы - это просто тени Симука.

 

Он понимает, что среди бела дня птицы и люди могут не обращать внимания на собственные тени. Тем не менее, ему хотелось бы это знать. Он пытается угадать, как Парк птиц выглядит ночью.

Открыт он для посетителей до 18:00. Будет темно или будет свет вдоль проезжей части, пешеходных дорожек и ограждений? Будут ли чириканье, свист, шипение, кряканье, крики, ворчание, фырканье, трубоподобные звуки? Он предполагает, что там все еще будут работники птичьего парка, работающие в ночную смену, осуществляющие деловое планирование, картографирование, охрану, патрулирование, ремонт, чистку, проверку, тестирование и подготовку к большому шоу на следующий день. Но как насчет птиц: будут ли они спать, мечтать, спариваться, питаться или охотиться в своих бассейнах, вольерах, загородках и клетках? Будут они хвалить и прославлять Создателя, как сказано в Коране? Будут ли они искать Симука в своих ночных снах? Это для него большая загадка.

Как бы ему хотелось быть в Парке птиц под луной и звездами, чтобы видеть их всех. Возможно, он сможет рассмотреть их получше ночью, потому что тени не будут отвлекать его. Увы, сейчас он не может этого сделать. Он закрывает глаза и делает медленный глубокий вдох. Затем он нежно берет дедушку за руку.

Он решил, кем станет, когда вырастет. Он совершит первый небольшой полет, как молодой розовый фламинго, и построит дом внутри, как птица-ткач.

 

- О, Удод. Мы прожили сотни лет. Миллионы следовали за тобой. Многие прервали путешествие и вернулись назад. Многие погибли в океане и долинах. Многие погибли в огне. Нас осталось всего тридцать. Мы дошли до врат дворца Симука. Покажи нам Лицо Симука, Короля всех птиц, Короля королей!

- О, мои тридцать птиц. Симука можно увидеть, если Он сам захочет быть увиденным. Потерпите. Ворота откроются для слуг его, которые в мире сами с собой и упорны в ожидании Любви.

В этот момент появляется зеленый человечек, наблюдавший за ними спокойно на границе двух миров. Он подходит и приветствует удода, который, узнав его, отходит в сторону.

Зеленый человечек смотрит на тридцать птиц. Он стоит прямо, его лицо сурово.

- О, птицы. Откуда вы? Почему вы здесь? Вы, у которых ничего нет, где ваш дом? Кто вы на самом деле на этой земле? Как пригоршня пыли или как клуб дыма?

- О, привратник, мы здесь, чтобы признать Симука нашим Королем. Из-за нашей любви к Нему мы потеряли рассудок и спокойствие духа. Мы начали путешествие, когда нас были миллионы. Сейчас только тридцать из нас достигли этих священных врат Дворца.

- О беспокойные сердца и умы! Вы действительно существуете? Или вас нет? Вы несете свои жалобы и рыдания к Его вратам. Не лучше ли вам вернуться туда, откуда вы пришли, о, вы, жалкие сгусткии пыли.

Представитель тридцати птиц выходит вперед. Он выглядит усталым, его перья взъерошены.

- О, привратник, неужели Его Величество отвергает нас в таком жалком состоянии? Вспомните Меджнуна, который однажды сказал: «Я не приму похвалы от других, но готов принять любой упрек от Лайлы, возлюбленной моей!»

Привратник качает головой и смотрит на представителя.

- Свет на свет. Свет Его Величества сияет сам по себе. Что толку, когда душа гибнет от тысячи скорбей? Какая польза от благородства и убогости?

- Разве может мотылек спастись от огня, стремясь одновременно соединиться с ним? Погибель ждет его. О, привратник, позволь ради Любви быть нам вместе с Ним! - так искренне умоляет представитель.

Другие птицы щебечут и свистят в знак согласия и надежды.

Привратник некоторое время остается в задумчивости. Затем поднимает голову. Его холодный взгляд теплеет.

- О тридцать птиц! Позвольте мне говорить на высоком языке Горы Каф, языке небес, языке, на котором говорят во дворце Симука.

- Посмотрите на поверхность озера, которая похожа на зеркало души. Загляните глубоко внутрь себя. Что вы там видите?

Не слышно ни щебетания, ни чириканья. Все птицы размышляют.

Привратник отворачивается от них. Он смотрит на небо и глубоко вздыхает. Наступает жуткая тишина. Медленно он опускает взгляд на птиц. Его глаза блестят от слез. Он говорит мягко, но четко.

- Разве Симук не означает тридцать птиц» на языке Дворца? Вы, вы сами и есть настоящий Симук, которого вы так упорно ищете!

Птицы в изумлении смотрят друг на друга, чирикают и свистят в полном замешательстве от услышанного объяснения привратника. Удод взлетает и садится привратнику на плечо. Он смотрит на потемневшее небо. В небе гремит гром, сияют молнии.

На вершину Горы Каф внезапно надвигается буря. В воздух поднимаются пыль, листья и перья. Жутко воет ветер.

Привратник, удод и тридцать птиц взлетают вверх и кружатся в соблазнительном пируэте ветра. Каждый чувствует себя поглощенным потоком непостоянства.

Семь дней бушует буря. Гора Каф грациозно поднимается к небу и исчезает. Когда шквал наконец прекращается, все погружается в тьму. Пусто вокруг. Слышен только далекий звук капающей воды.

Кап-кап-кап.

 

- Дедушка, почему ты остановился? И ты какой-то грустный.

- Все в порядке, Илхам. Я только просто вспомнил своего друга, вот и все. Он работал здесь раньше.

- Друга? А кем он работал?

- Он был смотрителем птиц. Его звали Хидр. Он был улыбчивым, очень трудолюбивым и всегда помогал своим друзьям и коллегам, никогда не пропускал молитв, всегда постился и подавал милостыню, хотя его зарплата была невысокой. Был немногословным и скромным.

- А где он сейчас?

- Его больше нет, Илхам.

- Он умер?

- Это так грустно. Когда он был жив, его всегда унижали. Говорили, он любит разговаривать с птицами, что он сошел с ума. Но он всегда всем только улыбался

- А ты смеялся над ним?

- Да, был грех, Илхам. Я очень сожалею об этом.

- Он был полным?

- Почему ты спрашиваешь?

- Просто так, дедушка.

- Он действительно был полным. В народе его называли Толстяком, по-малайски Си Гемук. Симук! Симук! Возможно, он и умер-то из-за того, что был полным.

- Я не понимаю, дедушка.

- Ну, тут целая история, Илхам.

Илхам садится ближе к Джати, который обнимает его, прежде чем продолжить рассказ. Он опечален.

- Хидр приручил и полюбил одну птицу. Она была белой. И глаза ее ярко сверкали. Он хорошо озаботился о ней, и она была здоровой и активной.

Хидр всегда разговаривал с ней. По словам Хидра, птица была волшебной. Она могла говорить с ним. Но на самом деле, птица, конечно, не говорила.

Хидр, однако, постоянно разговаривал с ней. Люди смеялись над ним и говорили, что птица – его любовница. Они утверждали, что он одержим ею. Но Хидр не обижался. Он только улыбался им в ответ.

Однажды птица исчезла. Поговаривали, что, может быть, ее кто-то украл. Или, возможно, она улетела из Парка птиц. Если бы она погибла, ее тело было бы здесь. Но его не было. На самом деле, никто не знал, куда она делась.

- Хидр как бы потерялся. Он начал игнорировать свои обязанности в Парке птиц. Не следил за своей внешностью. Не ел и не пил, редко спал и редко мылся. Больше не улыбался и все время плакал. Было и, правда, похоже, будто он потерял свою возлюбленную. Он на самом деле сошел с ума.

- Босс предупредил, что уволит его, если он не изменится. Но, прежде чем его уволили, он покинул нас.

- Что ты имеешь в виду, дедушка?

- Однажды люди увидели, как Хидр залез на дерево на краю пруда с лотосами. Они кричали ему и просили спуститься, потому что ветви дерева были большей частью гнилыми.

Однако Хидр не слушал их. Он сказал, что его драгоценная птица сидит на самой высокой ветке. Но птицы никто не видел. На ветке действительно ничего не было. Но Хидр продолжал подниматься. Достигнув конца ветки, он сел там, как птица. Он выглядел счастливым и улыбался. Он махал руками людям, наблюдающим за ним. Он действительно был в мире с самим собой. Казалось, что он разговаривает с кем-то или с чем-то. Люди снова пытались разубедить его. Они говорили, что он сумасшедший, потому что кроме него, на дереве никого не было.

Потом случилась трагедия. Ветка, на которой он сидел, опасно качнулась на ветру и, в конце концов, сломалась. Возможно, это было из-за веса его полного тела. Итак, он упал с дерева. Все запаниковали и кричали в отчаянии. Даже птицы в Парке птиц визжали и причитали.

Но, как ни странно, когда его тело коснулось поверхности пруда, не было сильного всплеска, это был довольно деликатный, почти священный момент. Подобно молитве. Плюх! Это все, что можно было услышать. Как будто пруд был готов принять его тело.

Вот так Хидр и погрузился в пруд, как будто попал в объятия медитации.

Его тело не появлялось на поверхности в течение нескольких часов, хотя пруд был мелким. Были организованы поиски. Когда его, наконец, нашли, в руке его был стебель лотоса, а на руке что-то похожее на птичью царапину.

- Так ты пришел в Парк птиц, чтобы вспомнить своего друга, дедушка?

- Да, Илхам. Я был перед ним виноват, и у меня не было возможности попросить у него прощения.

- Дедушка, ты был его начальником?

Джати с любовью смотрит на Илхама. По его щекам текут слезы.

- Как ты догадался?

- Когда мы только вошли в Парк птиц, многие называли тебя боссом. Я думал, они просто уважают тебя, потому что ты старый. Но потом мне показалось странным, что нас пропустили бесплатно и что ты так много знаешь об этом месте. Итак, ты был здесь вроде президента или короля. Кстати, а Хидр был одет в зеленую одежду?

Джати потрясен замечаниями Илхама. Но он не отвечает и снова погрузился в свои мысли. Илхам не мешает ему и смотрит на пруд. Он несколько раз протирает глаза, потому что видит зеленого человечка, который разговаривает с сидящей на его руке белой птицей. Хидр машет Илхаму рукой. Он отпускает птицу с руки. Та быстро пролетает над ними и громко кричит. Илхам не верит своим глазам. Было удивительно видеть птиц, летящих со всех концов Парка птиц и образующих круг вокруг любимой птицы Хидра. Илхам посчитал птиц: их было ровно тридцать.

 

Эпилог

 

Прошло тридцать лет с тех пор, как его дед покинул Парк птиц. Он мирно скончался в очень зрелом возрасте – ему был девяносто один год.

Илхам каждый день молится, чтобы его душа была в Раю с ангелами. Он вспоминает хадис, т.е. высказывание Пророка: «Душа верующего человека после смерти становится птицей, которая будет на дереве в Раю до тех пор, пока Аллах не вернет её в тело».

Илхам улыбается, вспоминая свое первое посещение Парка птиц с дедушкой. Он больше не хмурится и не волочит ногами, осматривая территорию. Солнце поднялось над деревьями. Теперь он главный, но все еще видит тень своего деда.

Верный удод преданно садится ему на плечо, пока он, скрестив ноги, сидит у озера. На его правой руке - ворон с блестящими черными перьями и живыми глазами. Золотой феникс величественно примостился у него на коленях. Вокруг него обитают птицы разных видов, как местных, так и чужих. Птицы чирикают, свистят, шипят, крякают, визжат, кряхтят, фыркают и трубят свободно на открытом пространстве, в воде и в небе.

Несмотря на кажущееся волнение, он находит мир и счастье в себе и с птицами. Он закрывает глаза на мгновение, пока покой не охватывает его разум и душу. Он улыбается, глядя на лотос в озере.

 

В тишине я улавливаю движение

Стеклянной поверхности озера,

Успокоенной строгостью ума.

Такова моя медитация о Тебе.

 

В движении я обнимаю тишину,

Лотос, колеблемый ветром,

Охраняемый внимательной душой.

Такова моя молитва Тебе.

 

Капли росы.

Желание тревожит поверхность,

Твоя необъятная Любовь распространяет круги ласковых волн.

Моя жизнь благословлена твоей Милостью.

Эхо и движение Судьбы

Причаливают к спокойствию на берегу.

 

Капля, которую ты даешь.

Вся моя жизнь затоплена

Озером тоски.

Работники Парка птиц ласково называют его заклинателем птиц.

ИСА КАМАРИ.

Зеленый человечек (аль-Хидр)

Что было сказано о путешествии Пророка Мусы (когда он шел) по морю на встречу с аль-Хидром. И заявление Бога: [Муса сказал аль-Хидру]: «Могу я последовать за тобой, чтобы ты научил меня о прямом пути тому, чему ты обучен?»

Коран 18: 66

 

Он [аль-Хидр] сказал: «О, Муса, у меня есть некоторые знания из знаний Бога, которым Бог научил меня, а не научил тебя; и у тебя есть некоторые знания из знаний Бога, которым Он научил тебя, но не научил меня». Муса спросил: «Могу ли я последовать за тобой?» Он сказал: «Но у тебя не хватит терпения быть со мной, ибо как можешь ты терпеливо относиться к тому, чего не можешь постичь?»

Высказывания пророка Мухаммеда, рассказанные аль-Бухари

Аль-Хидр был назван так потому, что, когда он сидел однажды на засушливой бесплодной белой земле, та покрылась богатой зелёной растительностью.

 

 

 

 

 

 

Высказаться в Дискуссионном клубе

Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

<>Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100